Просматривая материалы, не забывайте, что Вы находитесь на сайте благотворительного фонда, который помогает в лечении онкологически больным детям. Жизнь ребёнка напрямую зависит от небольшого пожертвования. Обращаемся к сострадательным и милосердным людям.
Быть может именно ваш небольшой вклад спасёт чью-то жизнь. Любое пожертвование можно осуществить не отходя от компьютора..
Как помочь
Для родителей
Новости

Дружба, скрепленная кровью. СГОВОР СТАЛИНА-ГИТЛЕРА (Пакт Молотова-Риббентропа) и начало Второй мировой.

"Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной".
/Сталин в телеграмме Гитлеру в декабре 1939г./

 


«С целью обеспечения своих интересов и своей безопасности на западных рубежах Советский Союз пошел на подписание этого пакта Молотова-Риббентропа с Германией».

/В.В. Путин в интервью словацким СМИ, 22 февраля 2005г./

***

 
 

СССР вступил во Вторую мировую войну не 22 июня 1941г., а 17 сентября 1939г., не против, а на стороне Германии, после того как был подписан пакт Молотова-Риббентропа и секретный дополнительный протокол.

После подписания 23 августа 1939г. с гитлеровской Германией договора о ненападении (пакта Молотова-Риббентропа) и Секретного дополнительного протокола (о разделе Европы, и прежде всего  Польши) СССР уже активно готовился к захватнической войне. А когда 1 сентября 1939г. германские войска вторглись в Польшу и началась Вторая мировая, СССР стал активно помогать агрессору.

Радиостанция в Минске работала в качестве маяка для наводки немецких самолетов на цели в Польше. Нарушая международную блокаду, СССР продавал Германии стратегическое сырье, иногда даже покупая его у других стран. И, наконец, 17 сентября 1939г. Красная Армия вошла в Польшу - вовсе не для того чтобы защитить польский народ от гитлеровской агрессии, а в соответствие с пактом Молотова-Риббентропа и Секретным дополнительным протоколом (и в нарушение договора о ненападении с Польшей, заключенного в 1932г. и продленного в 1934г) - для захвата польских территорий и окончательного уничтожения польского государства.

Но еще до 17 сентября сталинский режим оказывал военную помощь Гитлеру.

Главное командование военно-морского флота Германии «буквально с первых же дней войны решило использовать преимущества, вытекающие из «благожелательного нейтралитета» СССР, и, подключив МИД, заручилось согласием советского руководства для использования Мурманского порта в качестве перевалочного пункта для германских грузов, направляемых далее по железной дороге в Ленинград, откуда они, в свою очередь, отправлялись в порты Третьего рейха (см. телеграмму замруководителя политико-экономического отдела МИД К. Клоудиса германскому посольству в Москве, 6 сентября 1939 г. // ADAP, D, BD. VIII, Dok. 15, S. 12.).

Антибританское взаимодействие двух держав на море особенно убедительно проявилось в истории с «базой Норд» на Кольском полуострове. Кригсмарине была предоставлена бухта Западная Лица, в которой ВМФ рейха «мог делать то, что он хочет, и ему разрешено осуществлять любые намерения, которые он сочтет необходимыми» (KTB SKL, Teil A, Bd. 2 S. 136, запись от 17 октября 1939 года). При этом был санкционирован заход в эту бухту германских военных кораблей всех типов. Решение о ее предоставлении было связано с опасениями Кремля по поводу «недостаточной изоляции» Мурманска от посторонних глаз и являлось, несомненно, «актом истинно воюющей стороны» (Philbin T. R. Op. Cit. P. 82).

Как видим, не только взаимная неприязнь к Польше, но и к Великобритании объединяла два тоталитарных режима. И во Вторую мировую войну СССР вступил даже не 17 сентября, когда Красная Армия перешла границы Польши и брала в плен польских военнослужащих, а несколько раньше - когда вступил во взаимодействие с военно-морским флотом Германии «против Англии». И все же первые выстрелы во Второй мировой войне СССР сделал в Польше. Они стали непосредственным следствием Секретного дополнительного протокола к пакту Молотова-Риббентропа.




Сам протокол и некоторые последовавшие за ним документы опубликованы в книге доктора исторических наук Юрия Фельштинского «Оглашению подлежит: СССР - Германия 1939-1941 (Документы и материалы)». (М., Московский рабочий, 1991 г.). В предисловии к книге ее составитель пишет:

«В основу сборника положены два вида источников. Первым являются дипломатические документы германского министерства иностранных дел. В 1948 году они были изданы на немецком и английском языках Государственным департаментом США. Все дипломатические документы, используемые в данном сборнике, заимствованы из этой публикации американского правительства. В дополнение к этому в сборник включены некоторые материалы, опубликованные в газете «Правда». Они иллюстрируют открыто пронацистскую политику, которую вело в тот период Советское правительство».

Обратите внимание на телеграммы, печатавшиеся в советских газетах,  которыми обменивались временные союзники и победители Сталин, Гитлер и Риббентроп в декабре 1939-го. Их вряд ли покажут нашим школьникам в ближайшие годы, и даже отличники так и не смогут правильно ответить на вопрос, когда же Советский Союз вступил во Вторую мировую войну.

***

 

 

Секретный дополнительный протокол

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату.

В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае, оба правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии.

С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

Москва, 23 августа 1939 года
По уполномочию
За Правительство
Германии
И. Риббентроп
Правительство СССР
В. Молотов

 

 

Запись беседы Риббентропа со Сталиным и Молотовым

Государственная тайна

Канцелярия имперского министра иностранных дел, 24 августа 1939 г.

Запись беседы, состоявшейся в ночь с 23 на 24 августа между имперским министром иностранных дел, с одной стороны, и господами Сталиным и Председателем Совета Народных Комиссаров Молотовым, с другой стороны

Тосты

В ходе беседы господин Сталин неожиданно предложил тост за фюрера: «Я знаю, как сильно германская нация любит своего Вождя, и поэтому мне хочется выпить за его здоровье».

Господин Молотов выпил за здоровье имперского министра иностранных дел и посла графа фон Шуленбурга.

Господин Молотов поднял бокал за Сталина, отметив, что именно Сталин своей речью в марте этого года, которую в Германии правильно поняли, полностью изменил политические отношения.

Господа Молотов и Сталин повторно выпили за Пакт о ненападении, за новую эру в германо-русских отношениях и за германскую нацию.

Имперский министр иностранных дел, в свою очередь, предложил тост за господина Сталина, за советское правительство и за благоприятное развитие отношений между Германией и Советским Союзом.

При прощании господин Сталин обратился к имперскому министру иностранных дел со следующими словами: «Советское правительство относится к новому пакту очень серьезно. Он может дать свое честное слово, что Советский Союз никогда не предаст своего партнера».

Генке, Москва, 24 августа 1939 г.


Риббентроп - послу Шуленбургу

Телеграмма

Берлин, 3 сентября 1939 - 18 час. 50 мин.
Получена в Москве 4 сентября 1939 - 0 час. 30 мин.
Москва
Телеграмма № 253 от 3 сентября

Очень срочно! Лично послу.
Совершенно секретно! Главе посольства или его представителю лично. Секретно! Должно быть расшифровано лично им! Совершеннейше секретно!

Мы безусловно надеемся окончательно разбить польскую армию в течение нескольких недель. Затем мы удержим под военной оккупацией районы, которые, как было установлено в Москве, входят в германскую сферу интересов. Однако понятно, что по военным соображениям нам придется затем действовать против тех польских военных сил, которые к тому времени будут находиться на польских территориях, входящих в русскую сферу интересов.

Пожалуйста, обсудите это с Молотовым немедленно и посмотрите, не посчитает ли Советский Союз желательным, чтобы русская армия выступила в подходящий момент против польских сил в русской сфере интересов и, со своей стороны, оккупировала эту территорию. По нашим соображениям, это не только помогло бы нам, но также в соответствии с московскими соглашениями было бы и в советских интересах <...>.


Посол Шуленбург - в МИД Германии

Телеграмма

Москва, 20 сентября 1939 - 2 час. 23 мин. Получена 20 сентября - 4 час. 55 мин.
Телеграмма № 395 от 19 сентября 1939 г.

Совершенно секретно! Молотов заявил мне сегодня, что советское правительство считает, что теперь для него, как и для правительства Германии, созрел момент для окончательного определения структуры польских территорий. В связи с этим Молотов дал понять, что первоначальное намерение, которое вынашивалось советским правительством и лично Сталиным, - допустить существование остатка Польши - теперь уступило место намерению разделить Польшу по линии Писса - Нарев - Висла - Сан. Советское правительство желает немедленно начать переговоры по этому вопросу и провести их в Москве, поскольку такие переговоры с советской стороны обязаны вести лица, наделенные высшей властью, не могущие покинуть Советский Союз. Прошу телеграфных инструкций.

Шуленбург
 

Из выступления В.М. Молотова 31 октября 1939 года:

«В последнее время правящие круги Англии и Франции пытаются изобразить себя в качестве борцов за демократические права народов против гитлеризма, причем английское правительство объявило, что будто бы для него целью войны против Германии является ни больше ни меньше, как «уничтожение гитлеризма»... Но такого рода война не имеет для себя никакого оправдания. Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это - дело политических взглядов. Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за «уничтожение гитлеризма», прикрываемая фальшивым флагом борьбы за «демократию»... Теперь наши отношения с Германским государством построены на базе дружественных отношений, на готовности поддерживать стремления Германии к миру...»


Телеграммы, напечатанные в советских газетах в декабре 1939 г.

Господину Иосифу Сталину
Москва
Ко дню Вашего шестидесятилетия прошу Вас принять мои самые искренние поздравления. С этим я связываю свои наилучшие пожелания, желаю доброго здоровья Вам лично, а также счастливого будущего народам дружественного Советского Союза.
Адольф Гитлер

Господину Иосифу Сталину
Москва
Памятуя об исторических часах в Кремле, положивших начало решающему повороту в отношениях между обоими великими народами и тем самым создавших основу для длительной дружбы между ними, прошу Вас принять ко дню Вашего шестидесятилетия мои самые теплые поздравления.
Иоахим фон Риббентроп,
министр иностранных дел

Главе Германского государства господину Адольфу Гитлеру
Берлин
Прошу Вас принять мою признательность за поздравления и благодарность за Ваши добрые пожелания в отношении народов Советского Союза.
И. Сталин
 
Министру иностранных дел Германии господину Иоахиму фон Риббентропу
Берлин
Благодарю Вас, господин министр, за поздравления. Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной.
И. Сталин
***

  В 1941г. в СССР был отпечатан тиражом в 200 тысяч экземпляров Географический атлас СССР для средней школы. Вот, что писал об обучении по этому атласу Валентин Пикуль:

«В 4-м и 5-м классах я учился по картам, где Германия была закрашена коричневым цветом, а захваченные ею страны - полукоричневым. Когда учительница показывала на Чехословакию, я должен был отвечать:
- Это область государственных интересов Германии!
Указка учительницы залезала в славянскую Польшу, и я отвечал:
- Это тоже область государственных интересов Германии.
- Садись, Пикуль! Ставлю пятерку... - В этом весь непередаваемый ужас...»

(В.С. Пикуль. «О себе»)

***


Обо всех этих позорных и неудобных фактах - сегодня не желают вспоминать и  признавать многие в России. Они пытаются оправдать пакт между Сталиным и Гитлером ссылками на Мюнхенский сговор.

Но эту позорную страницу попустительства агрессору никто в Европе не забывает и не оправдывает. Хотя попустительство и прямое соучастие в преступлении - это все-таки разные категории.

23 августа 1939 года был подписан не только договор о ненападении между СССР и Германией, но и секретные протоколы. И в этом - коренное отличие Мюнхена и Москвы. В Мюнхене не было дележа Европы между участниками переговоров, и там не договаривались о нападении на третьи страны. Политики Англии и Франции не отправляли никого в тюрьму за антигитлеровскую пропаганду и не устраивали совместных парадов с вермахтом. Про выдачу нацистам политэмигрантов и речи не могло возникнуть, а Сталин выдал гестапо более тысячи несчастных, искавших убежища в СССР.


В августе 1939 года Сталин и Гитлер заключили военно-политический союз, направленный на глобальный территориальный передел всей восточной Европы. И Сталин не меньше, чем Гитлер, ответствен за развязывание Второй мировой.

Прямым следствием пакта Молотова-Риббентропа стала военная оккупация половины Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Бессарапии и Северной Буковины (с территорией около 400 тыс.кв.км и населением около 20миллионов человек), а также нападение на Финляндию.

После советского вторжения в 1939 году, между сентябрем 39-го и июнем 41-го более полумиллиона человек с оккупированных польских и прибалтийских территорий были арестованы и высланы в лагеря, несколько десятков тысяч было расстреляно.

В частности, в 1940г. органами НКВД всего было расстреляно 21857 польских офицеров и чиновников, из них: в Катынском лесу под Смоленском  4421 чел., в Старобельском лагере под Харьковом 3820 чел., в Осташковском лагере в Калининской области 6311 чел., и 7305 чел. в других лагерях и тюрьмах Украины и Белоруссии.

Миллионы советских солдат защищали не сталинский режим, а свою страну. И победили - не  благодаря Сталину, а несмотря на его бездарность и жестокость, никогда не жалевшего солдатских жизней.

Неуклюжие попытки как-то затушевать эти преступления, спрятать преступных вождей за спиной народа-победителя - не вызывают ничего, кроме брезгливости и негодования.

*** 
   P.S.

По просьбе Валерия Кравченко, дополняю этот обзор - историей совместного парада союзников: вермахта и Красной армии в Бресте 23 сентября 1939г.


23 сентября 1939г. в Бресте прошел совместный парад союзников: вермахта и Красной армии...


С 13 по 17 сентября 1939г., германские войска штурмовали Брестскую крепость семь раз. Атаки немецкой пехоты поддерживала артиллерия и танки. Но все было безуспешно. Гарнизон в две тысячи бойцов отражал попытки прорыва. А генерал Константы Плисовский командовал лишь тремя батальонами пехоты и батальоном охраны. У него не было ни одного противотанкового орудия. А в город уже входила танковая дивизия Гудериана.

13 сентября генерал Плисовский приказал эвакуировать из Брестской крепости семьи офицеров, заминировать мосты и подходы к крепости, заблокировать главные ворота танками. Несколько легких боевых машин, которыми располагал генерал, по прямому назначению использовать было бессмысленно.

Брестская крепость сражалась до 17 сентября, и могла бы держаться и дольше. Но в тот день границу перешла Красная армия. Всем стало ясно, что война обрела иной поворот. И дальнейшее сопротивление, каким бы героическим оно ни было, закончится бессмысленным уничтожением гарнизона. И генерал Плисовский принял решение вывести свои батальоны из обреченной цитадели.

В ночь на 17 сентября польские военные ушли из крепости под артиллерийским огнем. Вынесли раненых, не бросили убитых. А с востока навстречу войскам вермахта уже шли полки комкора Василия Чуйкова.

 В то самое время, когда поляки уходили из крепости, в Кремль был вызван посол Польши Вацлав Гжибовский. Заместитель наркома иностранных дел СССР Владимир Потемкин зачитал ему ноту, подписанную Сталиным:

«Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность польского государства. Варшава как столица Польши не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что польское государство и правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договоры, подписанные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяческих случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР».

«Польша никогда не перестанет существовать!» - ответил посол и отказался принять ноту. Потемкин попытался всучить ноту прямо в руки, но Гжибовский бросил ее на стол и еще раз повторил: «Никогда!» И вышел из кабинета, хлопнув дверью. Когда он подъехал к зданию посольства, его ждал курьер из Наркоминдел - с нотой в руках. Но и там вручить ноту не удалось. Тогда ее просто отправили в посольство почтой.

В ту же ночь и в то же время, когда Потемкин читал польскому послу ноту Сталина, в Кремль был вызван и германский посол граф фон Шуленбург. Его, в отличие от польского дипломата, принимали как дорогого гостя: не замнаркома с сухим чтением ноты, а Сталин, Молотов и Ворошилов с хорошими новостями. После дружеских рукопожатий фон Шуленбургу сказали, что сегодня с рассветом Красная армия перейдет советско-польскую границу по всей длине.

А утром «Правда» и «Известия» вышли с текстом советско-германского коммюнике на первых полосах:

«Во избежание всякого рода необоснованных слухов насчет задач советских и германских войск, действующих в Польше, правительство СССР и правительство Германии заявляют, что действия этих войск не преследуют какой-либо цели, идущей вразрез с интересами Германии или Советского Союза и противоречащей духу и букве пакта о ненападении, заключенного между Германией и СССР. Задача этих войск, наоборот, состоит в том, чтобы восстановить в Польше порядок и спокойствие, нарушенные распадом польского государства, и помочь населению Польши переустроить условия своего государственного существования».

Так Советский Союз разорвал подписанный еще в 1932 году советско-польский договор о ненападении. Согласно этому договору запрещались помощь и любое содействие Советского Союза государству, которое нападет на Польшу, и наоборот. Но что там выполнение международного договора, если речь идет о дележе территорий! А официально это называлось - защитить братские народы Украины и Белоруссии.

Брест был оккупирован 22 сентября. Сразу двумя армиями. С восточной стороны в город вошла авангардная 29-я танковая бригада под командованием Семена Кривошеина. Согласно секретному протоколу Брест становился советской территорией. И на следующий день немецкие войска должны были покинуть город. Но для демонстрации советско-германской дружбы военачальники решили провести совместный парад.

Торжества состоялись 23 сентября. Принимавших совместный парад было двое. На деревянную трибуну поднялись два командира в парадной форме: выпускник Казанского танкового училища Хайнц Гудериан и выпускник Военной академии имени Фрунзе Семен Кривошеин. Парадные расчеты шли под звуки Бранденбургского марша. Затем на площади зазвучали национальные гимны. Флаг рейха был спущен. Комбриг Кривошеин произнес по-военному короткую речь. Советский солдат поднял красный флаг. В торжественной обстановке Советскому Союзу передан город Брест. Всё завершилось банкетом для высшего руководства. Солдаты двух армий на улицах Бреста обменивались папиросами, офицеры угощали друг друга пивом  Расставание удалось на славу. А 24 сентября немецкие войска покинули Брест. Ненадолго. 22 июня 1941г. они вернутся...

Парад в Бресте был не единственным совместным торжеством. В Гродно и Пинске тоже прошли парады с братанием советских и немецких солдат - правда, менее масштабные, чем в Бресте. Германия называла их «парадами победителей». СССР называл «парадами дружбы». В Гродно на такой же, как в Бресте, наспех сколоченной трибуне парад принимал комкор Василий Чуйков. Занятые немцами города по договору о дружбе и границах, который вслед пакту о ненападении подписали СССР и Германия, передавались из рук в руки. Будто вор приносил улов скупщику краденого.

Советские войска продвигались быстро. Города занимали мгновенно. И дело тут не в боевой выучке. Никакого серьезного сопротивления на своем пути Красная армия не встречала. Поляки, отчаянно воевавшие с немцами, даже не попытались дать отпор такой же агрессии с востока, т.к. они четко выполняли приказ. Верховный главнокомандующий польской армией маршал Рыдз-Смиглы сразу после вторжения Советской армии в Польшу направил в войска директиву:

«С Советами в бои не вступать, оказывать сопротивление только в случае попыток с их стороны разоружения наших частей, которые вошли в соприкосновение с советскими войсками. С немцами продолжать борьбу. Окруженные города должны сражаться. В случае, если подойдут советские войска, вести с ними переговоры с целью добиться вывода наших гарнизонов в Румынию и Венгрию».

Маршал прекрасно понимал, что воевать на два фронта страна не сможет. Германия бросила против Польши полтора миллиона человек (62 дивизии), 2800 танков и 2000 самолетов. Польское войско насчитывало миллион человек (37 дивизий), 870 танков и танкеток и 770 самолетов устаревшей конструкции. Немецкие войска превосходили противника и численностью, и техникой. Поляки дрались героически. Однако воевать на два фронта их армия уже не могла.

Солдаты Войска польского достойно выполнили свой воинский долг. И генерал Константы Плисовский, командовавший обороной Брестской крепости, выполнил свой командирский долг, после пятидневных боёв, вывел защитников из осажденной крепости. И с воинскими почестями предал земле всех погибших. А 28 сентября 1939г. генерал Плисовский был взят в плен советскими войсками. Его отправили в лагерь в Старобельске. А через несколько месяцев, вместе с тысячами других поляков, расстреляли в здании харьковского НКВД.

Грохот немецких и советских сапог по брестской брусчатке грозным эхом отозвался в Европе. Всему миру было заявлено, что появился могучий союз двух дружественных государств, которые уверенно перекроят и карту Польши, и всей Европы.

Слава Богу, что их союз был недолгим...  




Материал этого обзора заимствован в основном из различных публикаций в «Новой газете».


Источники:

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/gulag06/00.html

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/gulag06/03.html

http://www.novayagazeta.ru/data/2008/gulag04/01.html

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/gulag03/01.html

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/071/20.html

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/092/22.html

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/060/32.html

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/060/33.html

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/094/11.html

http://www.novayagazeta.ru/data/2006/46/28.html  

http://www.novayagazeta.ru/data/2008/70/20.html

 

http://www.andersval.nl/index.php?option=com_content&task=view&id=4597&Itemid=173