Просматривая материалы, не забывайте, что Вы находитесь на сайте благотворительного фонда, который помогает в лечении онтологически больным детям. Жизнь ребёнка напрямую зависит от небольшого пожертвования. Обращаемся к сострадательным и милосердным людям.
Быть может именно ваш небольшой вклад спасёт чью-то жизнь. Любое пожертвование можно осуществить не отходя от компьютора..
Как помочь
Для родителей
Новости

Григорий Явлинский в дебатах у Владимира Соловьева. ВИДЕО

 

Соловьев:

В юности он проштудировал «Капитал». Повзрослев, стал автором нашумевшей экономической программы. Был заместителем председателя правительства и ушел из-за несогласия с проводимым курсом реформ. Одни называют его несговорчивым, другие ценят за честность и принципиальность. У него тонкое чувство юмора, острый язык и афористичная речь. Десять лет руководил фракцией в Государственной думе, дважды баллотировался в президенты. Три года назад он внезапно исчез из публичной политики, а недавно вернулся. Отец - основатель Российской объединенной демократической партии «Яблоко» Григорий Явлинский в нашей студии.

Григорий Алексеевич, по традиции, перед тем как беседовать с уважаемыми политиками, я спрашиваю своих читателей в Твиттере, какие вопросы они хотели бы задать.

Выборы-2011. Дебаты с Григорием Явлинским

Два самых популярных вопроса к вам. Первый - зачем ушел, второй – зачем вернулся?

Явлинский:

Ну, ушел - это очень большое преувеличение. Я не участвовал несколько лет в публичной политике, но мне казалось, что и так все ясно. Просто мне казалось, что надо подождать, пока все созреют и разберутся сами. Сказать уже было просто нечего. Потому что, как вы помните, лет 11-12 назад я сказал, что, если вы выберете Путина – то будет… Вот. Потом я сказал: если вы будете выбирать «Единую Россию», то будет... Вот. Потом, совсем недавно я говорил о том, что развитие событий таково, что ситуация в стране через четыре года будет такая, о которой теперь говорят все. У меня есть даже ролик такой, его сняли с телевидения, именно вот с этого [канала] за то, что я в нем все рассказал, что будет… Вот поэтому я и решил: ну что людям надоедать, пусть сами посмотрят, что будет… А вот от того, чтобы анализировать, что происходит, создавать возможную альтернативу, - я никогда от этого не уходил. И вообще считаю это невозможным, потому что в этом смысл настоящей политики, потому что политика - это не критика (критиковать можно кого угодно, до бесконечности), политика начинается тогда, когда возникает альтернатива.

Соловьев:

То есть, вы готовы предложить альтернативу?

Явлинский:

В этом наш смысл, я за этим сейчас сюда и пришел… И пришел я, чтобы попросить всех вас голосовать - голосовать за меня, за «Яблоко». И дело тут не лично во мне. Дело в том, что в стране сложилась очень необычная ситуация, такой не было никогда. Вообще никогда!

Явлинский:

Я ничего не считаю, но вопроса не существует.

Соловьев:

Давайте по-другому скажем - нет вопроса: «Кто будет преемником?».

Явлинский:

Кто будет преемником… Нет, кто будет преемником на третий срок или… ну, короче, на ближайшие двенадцать лет – нет такого вопроса. Потому что теперь нет вопроса насколько, что это и еще на двенадцать лет может быть... Такого тоже вопроса нет…

Вот какая фраза глубокая!.. Но чего нельзя сделать с «Яблоком»? Заткнуть рот «Яблоку» нельзя. Заставить замолчать моих товарищей нельзя. Вот поэтому мы пришли и говорим: «Друзья, ситуация очень серьезная, потому что это очень надолго - критический, долгий срок, двенадцать, а может и двадцать четыре года… Политолог Никонов сказал, что это не на двенадцать, это в целом на все тридцать шесть… Ну что тут надо объяснять? На тридцать шесть! Значит, это все очень серьезно.

Явлинский:

Да, я пришел…

Нет, я пришел для того, чтобы предъявить обществу альтернативу. Сказать, что это честно, это открыто, вы ее знаете двадцать лет. Вот она - перед вами. Есть недостатки, кто-то любит «Яблоко», кто-то не любит «Яблоко» - не в этом сейчас дело. Вот есть одна такая партия, которая открыто говорит, что она является оппозицией, она против этого политического курса, она против политического и экономического курса, который проводится. Может это доказать и предлагает другое направление.

Соловьев:

У меня просто создается впечатление, что все, кто здесь стояли до вас, может быть, даже включая «Единую Россию», говорили, что они - оппозиция, что они - другие и что они - против…

Явлинский:

Да, это очень симптоматично. Это характеризует то, что происходит. Когда все, даже сама «Единая Россия» - тоже в оппозиции…

Соловьев:

Ну, они-то друг с другом как-то…

Явлинский:

И мы это тоже замечаем… Кстати, что касается этого… Я все-таки хотел сказать вам, что вот это устройство в Думе, состоящее из трех элементов… «Единая Россия», партия бизнеса и чиновничества, партия власти. Конечно, идеологии у нее нет. Потому что у бизнеса и чиновничества - ну какая у них идеология? Деньги - вот и вся их идеология… А еще - коммунисты с одной стороны и Жириновский – с другой. Это две партии, одна из которых является идеологической, а другая, которая изображает из себя идеологическую. Вот коктейль из двух этих идеологий и является содержанием «Единой России». Поэтому голосование за эти две партии, я имею в виду коммунистов и Жириновского, на самом деле это тоже голосование за «Единую Россию» - только их влияние увеличится. На самом деле, если будет большое голосование, скажем, за коммунистов вместе с Мироновым, значит, влияние левых на политику «Единой России» вырастет многократно. И просто со временем Владимир Путин переименует коммунистов вместе с Мироновым и с «Единой Россией» - и возглавит потом эту партию. Ну как с «Отечеством» дело было. Так же сделали...

Вот это, если говорить серьезно, - о том, как развиваются события…. Что хочет сделать «Яблоко»? «Яблоко» хочет ко всем обратиться и сказать: «Дорогие друзья, вот вы жалуетесь, вы говорите, что вам не нравится. Справедливо! У вас есть много, много соображений. У среднего класса есть свои. У народа в целом есть свои. Даже у чиновничества, у профессионалов, у людей искусства, культуры, у интеллигенции - у всех! Вот возможность показать, что вы в нашей стране есть, что мы политически не согласны с этим курсом. Вот возможность! Вот она - перед вами!»…

Явлинский:

Ну, самый простой рецепт состоит из двух слов. Он состоит из таких слов – «не врать» и «не воровать». Вот и все! И с этого все начнется… Вот, а теперь я хочу изложить это немного в другом смысле. Вы же знаете, что очень много говорят о модернизации, да? О модернизации и о коррупции… Если вы позволите, я сейчас скажу и том, и о другом…

Значит, модернизация долго была ключевым политическим направлением. Я хотел бы подчеркнуть, что наша альтернатива заключается в том, что мы совсем по-другому понимаем модернизацию. Просто в принципе по-другому!...

Когда сегодняшние руководители - Дмитрий Медведев, например - говорят о модернизации, чаще всего речь идет о чем? Об айфонах, иногда об айподах, иногда о Сколково, ну и там нано всякое… И вот это все…

Мы и цель, и задачи, и суть модернизации понимаем следующим образом. Что такое в России модернизация российского общества? Отвечаю. Это когда закон одинаковый для всех! Что такое в России модернизация российского государства? Это когда суд не зависит от приказов и денег. Когда суд независим. Когда существует разделение властей. Это модернизация государственной системы. И наконец, что такое для России - только для России! - модернизация российской экономики? Это неприкосновенность прав собственности. Иначе невозможно создавать рыночную экономику. Вот три важнейших элемента модернизации…

В чем тогда смысл того, что мы говорим: голосуйте за нас? Мы говорим: мы сразу же внесем законы по всем этим ключевым моментам. Потому что Россия очень давно ждет решения этих проблем. Очень давно - 150 лет! Вообще говоря, все реформы Александра II - они ведь об этом. О судебной системе, о собственности - об этом же они все, с самого начала.

Ну вот… 150 лет Россия этого ждет. Это нужно делать немедленно! Вот спрашивается тогда: ну хорошо, вот при такой коррупции что вы будете делать в части, например, коррупции? Во-первых, это очень большая история. Это нужны и пресса независимая, и прозрачность правительства… Ну давайте начнем с простых шагов. Простые шаги заключаются в следующем. Мы, например, категорически настаиваем на немедленном принятии решения об отчетности чиновников не только по доходам, но и по расходам. Именно об этом буквально на днях состоялся спор между Дмитрием Анатольевичем Медведевым и, как я понял, вообще «Единой Россией». Потому что она настаивает, а он считает, что это не нужно делать… А вот мы считаем, что это нужно делать немедленно. Просто немедленно!

Соловьев:

Это Конвенция, двадцатая статья...

Явлинский:

Да, конечно, это Конвенция ООН против коррупции... Но и этого недостаточно. Мы выступаем за то, чтобы был введен правовой институт конфликта интересов. Это обязательная вещь. Невозможно, когда высокий чиновник руководит бизнесом собственной жены, покрывает своих всех детей, родственников и всех остальных товарищей. И управляет тем же бизнесом, который имеет к нему прямое отношение.

Соловьев:

То есть, больше гениальная жена не сможет заработать миллиарды у мэра мужа?

Явлинский:

Да-да, «при несчастном муже»… Вот понимаете, все это просто должно стать невозможным. Это же очевидно!

Соловьев:

Подождите, подождите… То есть вы хотите сказать, что теперь и министры через жен, племянников и крестных не смогут управлять…

Явлинский:

… вся, вся картина деклараций будет просто совсем другая...

Соловьев:

Какой вы жестокий человек! А на что же жить?

Явлинский:

Да-да, ужасно, ужасно… Кстати, в этой связи, в связи с тем, что я сейчас дальше буду говорить, хочу заявить: я не настаиваю на том, чтобы их всех немедленно сажали. Вообще на этом не настаиваю!

Соловьев:

Ну конечно, у нас нет столько мест в тюрьмах…

Явлинский:

Я настаиваю только на том, чтобы их увольняли с работы - навсегда с государственной службы. Чтобы, если он допускает конфликт интересов, он больше в государственной службе не работает. А остальное - этим пусть занимаются суд, прокуратура. Это не политический вопрос, понимаете?

Соловьев:

Ну конечно.

Явлинский:

Вот… Но этого тоже недостаточно! Третье обстоятельство. Мы предлагаем ввести правовой механизм провокации взятки.

Соловьев:

Об этом сейчас многие говорят…

Явлинский:

Говорят-то многие… Вот наша партия официально, на съезде, после долгого, тяжелого, противоречивого обсуждения (а у нас так принято) приняла решение – нужна провокация взятки!

Соловьев:

Вся страна провоцирует взятки. А они просто берут, берут, берут - и никто не сажает.

Явлинский:

Да, это сложный механизм. Страна провоцирует. Ну, в какой-то момент надо останавливаться.

Соловьев:

Нет, у нас не проблема с провокациями, у нас проблема с наказанием за то, что взяли «провокацию».

Соловьев:

А суд честный? Откуда судей взять других? Инопланетян что ли привезем? Милиционеров, судей?...

Явлинский:

Послушайте, на самом деле суд честный - это, прежде всего, политическая воля, чтобы он был честным. Это реальная демонстрация невмешательства в деятельность суда. Именно РЕАЛЬНАЯ демонстрация невмешательства в деятельность суда!.. Но этого недостаточно. Это не все. Еще, например, такие вот меры: судьи должны избираться и утверждаться только Советом Федерации и только по представлению – исключительно! - судейского сообщества. Не президент, ни там кто-то еще, а только судейское сообщество представляет кандидатуры в судьи. А Совет Федерации голосует... Дальше можно рассмотреть вопрос о выборах судей определенных категорий… Но это тоже не все! Дальше мы настаиваем, чтобы распределение дел в судах было абсолютно прозрачным и осуществлялось по жребию. По жребию! А сегодня распределяет дела руководитель суда. Так это же какая-то совсем другая история, правда? А когда распределяются дела по жребию - это совсем другой разговор… Вот это еще одно очень важное обстоятельство. Далее, конечно, судья должен быть защищен от произвола и т. д. Теперь об избрании председателей судов… Только на два года, только судейским сообществом и только закрытым голосованием! Вот целый пакет мер, который является первым шагом того, что надо делать...

Соловьев:

Потому что по большому счету легитимность всех нажитых состояний, да и самих девяностых под вопросом. Но ведь что для меня было важно: единственная партия, которая не боится говорить об этом процессе, - оказывается, «Яблоко». Все остальные почему-то стесняются. Спонсоры?

Явлинский:

Да, потому что мы хотим сделать так, чтобы институт собственности в России был абсолютно легитимным. Мы хотим сделать так, чтобы крупные состояния в России тоже были легитимными. Мы не хотим проводить новую приватизацию, реприватизацию, отбирать, разделять… Но мы хотим открыто сказать, что тогда случилось, ввести компенсационные механизмы и сделать раз и навсегда собственность в России легитимной. И таким образом преодолеть последствия, которые тогда были.

Соловьев:

Ну а что это даст простому человеку? Вот как это можно перевести на уровень понимания самого обычного избирателя? Что для него означают равенство перед законом и защищенная собственность?

Явлинский:

Для него это означает, что его будущее, основанное на его собственном труде, уважается государством, уважается согражданами и оно неприкосновенно. И что он может, и я могу, и вы можете для своих детей строить будущее. А потом - они для своих внуков. Вот так можно сохранить Россию.

Соловьев:

То есть, ваш дом, вашу квартиру и ваш маленький участок никогда не отберут?

Явлинский:

Да, но вы понимаете, здесь ведь еще одна проблема. Без этой вот модернизации, которая включает в себя равенство перед законом, суд, права собственности неотъемлемые, - без этого невозможно страну реформировать. Любые самые умные предложения, какие бы вы ни вносили, по улучшению жизни в стране - они просто не работают, потому что закон не работает. Законы по-разному работают, они избирательные - для вас такой закон, для меня другой закон, для кого-то третий закон… Представьте себе, как можно играть в футбол, когда для каждого правила свои, да еще судья все время подыгрывает? Он еще на одну сторону, на другую, а у кого-то вообще ворота отобрали… Ну как это можно делать? Это невозможно! Значит, все усилия… Вот когда пишут: давайте мы сейчас вот такой налог введем вместо такого налога - и тут уже все начнется… Ничего не начнется! Потому что не введем... Потому что как советская система была не реформируемой, так и беззаконная система, система произвола и коррупции - она тоже не реформируемая. Значит, здесь есть глубочайшая, фундаментальная проблема реального создания такой политической силы, которая начнет модернизацию страны по-настоящему. И сделает ее современной европейской страной, каковой она и является по своей истории культуры.

Соловьев:

За какой период времени это возможно сделать? Я вот слушаю то, что вы говорите, - это замечательно. Можно подписаться под каждым словом. Вопрос: как это осуществить?

Явлинский:

Хорошо… Ну вот смотрите: сегодня расходы на оборону, полицию, правоохранительную и фээсбэшную деятельность составляют 22,3 процента бюджета примерно. В будущем году будут составлять уже 25 процентов бюджета. А уже в тринадцатом, четырнадцатом - 33 процента. 33 процента! При этом сегодня количество закрытых статей, то есть статей, по которым вы ничего не знаете, что там происходит, потому что это секрет, – 10 процентов. А будет 22! 22 процента статей будут закрыты. И это при том, что главная военная прокуратура страны говорит, что каждый пятый рубль исчезает в неизвестном направлении. То есть…..  

Воруют, воруют все! Значит, только на Гособоронзаказ собираются выделить 20 триллионов рублей. А в общем на всю эту систему - более 50 триллионов за ближайшие десять лет. Значит, при такой структуре расходов бюджета, при такой системе бюджетного планирования экономики, которая построена на этих расходах бюджета, обсуждать срок, за сколько что-то можно другое сделать – НЕВОЗМОЖНО! Поэтому речь идет вот о чем: надо начинать разворачивать всю эту машину в другую сторону. Но я не верю в то, что можно встать перед начальством сегодняшним, просить их и они начнут все это поворачивать. Нет!.. Вы меня спрашиваете, что надо сделать? А надо бороться за изменения. За перемены надо бороться - бороться по-настоящему! Никто вам одолжения этого не сделает. Потому что власть организована как корпорация, она ее никогда не отдаст, она ее собирается держать навсегда. Будет все время вам какие-то фантомы устраивать, какие-то представления, вы будете всегда этим заняты… Значит, надо бороться. Первый шаг этой борьбы - это эти выборы. Всякий, кто вам говорит, что он поменяет власть, вот прямо возьмет, как шахматную доску ее перекинет, - лжет. Это невозможно так сделать! А если он так попробует сделать, то будет хуже, чем есть. Поэтому это вопрос настойчивого давления на власть. А давление возможно. Когда вас много, ни один политик сам ничего сделать не может. Вот что хочет сейчас сделать «Яблоко»? Оно хочет предложить вам возможность показать, что есть много людей, которые мирными, законными, цивилизованными способами будут менять власть, будут менять курс, будут менять политику.

Явлинский:

Самая главная проблема заключается в том, что люди не верят, что могут быть изменения. Вот они просто не верят... У нас вообще есть такая особенность, такая ситуация в стране - ситуация уходящего народа. То есть народ как бы лоялен, спокоен, но он уходит в себя, или уезжает, или думает совсем о другом… И поэтому случаются трагедии как в семнадцатом году, в девяносто первом, когда все разрушается дотла - а ни один человек не выходит. Всем все безразлично. Это очень серьезное обстоятельство… Так вот, мне кажется, что сейчас сложилась абсолютно необычная ситуация в стране. А суть ее заключается в том, что сейчас можно начать все преобразования не с того, чтобы у людей что-то забрать, как один лидер на постсоветском пространстве говорил: «Мы начинаем реформы. Вы будете жить плохо, но не долго»…Так вот, мне кажется, что первый раз можно не забирать что-то у людей, а дать им! Сказать: мы вам даем - даем, а не забираем. А что же это такое, что мы даем? Вот у нас сегодня сложилась ситуация, когда мы наконец можем людям дать землю, бесплатно, для того, чтобы люди строили себе дома на этой земле. Я не о сельскохозяйственной земле пока говорю и не о промышленной…

Соловьев:

Григорий Алексеевич, у вас своей столько нет, а другие свою не отдадут!

Явлинский:

У меня этой земли очень много, у нас у всех очень много. Если вы рассуждаете о Барвихе, там будут трудности. Если о Жуковке, то там тоже не все так просто… Но я же говорю не об этом. У нас всего несколько процентов заселенной территории…

Соловьев:

Да, но вся кому-то принадлежит...

Явлинский:

Так я же речь веду, чтобы государство приняло решение и мы подготовили, скажем, такой закон (это целый пакет, большая вещь), приняло решение, что каждый гражданин России имеет право получить бесплатно, скажем, 30 соток в европейской части, а за Уралом - 60 соток земли… Но это не все. Самое-то главное другое - у нас сейчас есть финансовые возможности для того, чтобы обеспечить эту землю ифраструктурой, а именно газом, электроэнергией и водой за счет государства. За счет продажи нефтересурсов мы получили 50 триллионов рублей дополнительных доходов за последние 10 лет. Это пять бюджетов по сегодняшнему измерению. Пять бюджетов! И дорогу туда проложим. Мы когда-то будем обустраивать собственную страну? Это только люди сами могут это сделать. И все время руководители говорят: давайте бесплатно землю. Кому? Многодетным матерям. Про инфраструктуру они ничего не говорят. Ну как вы себе это представляете? Вы видели когда-нибудь в глаза многодетную мать?

Соловьев:

Многодетную мать? Да, у меня жена многодетная…

Явлинский:

Вот и представьте, что ей дали за 200 км от Москвы хорошую землю, и она туда со всеми детьми поехала обустраиваться…

Соловьев:

Это вряд ли.

Явлинский:

Ну вот думаю, что вряд ли… Поэтому надо перестать куражиться и выдумывать глупости. А надо сказать, что любой гражданин России имеет право получить такую землю для строительства своего дома… Мы провели расчеты. Докладываю: примерно в течение семи лет можно поставить четырнадцать миллионов жилых домов в 150-170 квадратных метров в среднем. И таким образом решается жилищная проблема! Так решали все страны, тут нет ничего нового. Отличие только в том, что ни у кого в мире земли нет, а у России земля есть! Это - раз. Мало того, отличие в том, что никогда у России не было на это денег. А теперь они есть! Ну хватит уже, чтобы они лежали где-то там за небольшие проценты и обслуживали чужие облигации. Я в общем всем рад и всех бы хотел поддержать, но мне сейчас нужно мои проблемы решать. Почему мне это надо сделать? Потому что это огромный внутренний спрос, который позволит нам, наконец, отделиться от кризиса и рецессии в Западной Европе и мире. Конечно, друзья, вы мне сейчас можете задать миллион вопросов. А как это с этим? А кому-то дадут горы, а кому-то дадут реки, а как это все? Да, все это можно решить. Но для этого нужны тысячи людей в Минэкономики. Ну пусть они займутся когда-нибудь этим важным делом!..

Была огромная надежда 20 лет назад. Огромная надежда! И люди разуверились сегодня. А я вижу, что сейчас есть возможности для того, чтобы постепенно, по-честному, шаг за шагом, надежно, уверенно возвращать людям любовь к стране, к государству даже, уважение к нему. Ведь в чем национальная идея России? Вы знаете? Вы не знаете? А я вам скажу...

Мне кажется, что национальная идея России описывается одним словом – УВАЖЕНИЕ! Люди хотят, чтобы их уважали. Вот представьте себе: три человека собираются, начинают что-то обсуждать… Ну обязательно же выяснят: ты меня уважаешь? Это же обязательно! Но не только это. Люди хотят, чтобы их уважали и чтобы они уважали свое государство. Люди хотят, чтобы государство уважало их, их семью, их традицию, их культуру. Вот в чем основа жизни в России...

Что я здесь и хочу сказать, говоря о нашей программе… Я же о ней могу говорить очень долго - с расчетами, с цифрами. Если нужно будет, я перед всеми этим и буду заниматься. Пусть со мной спорят. Пусть мне доказывают, что так невозможно, - будем делать по-другому. Но надо все это делать! Человек не может себя уважать до тех пор, пока он живет в наших пятиэтажках. Ну это невозможно себя уважать! Послушайте, после двенадцатого года накопления проблем, которые созданы сейчас будут… Вот ЖКХ – одна из таких проблем. Как ее собираются решать? Будет очень серьезная история. Поэтому уже сегодня, вот этими выборами, вот сейчас нужно показать, что мы предлагаем другую программу.

Соловьев:

Хорошо, если предположить, что не пошли, не проголосовали, нет демократической альтернативы… Как вы видите тогда будущее России, место России в мире?

Явлинский:

А это очень просто. Тогда, во-первых, после выборов весной, после победы Путин просто скажет: вас просто здесь нет – никаких. Вот есть только коммунисты, жириновцы и мы, «Единая Россия», а все, кто думает иначе, кто видит жизнь иначе, у кого другой взгляд, - вас не существует политически. Вас просто здесь нет! И всю политику будут определять вот эти люди, с их интересами. А их интересы и их политика заключаются в том, что в России на сегодняшний день создана экономическая система, которую можно назвать системой периферийного, отсталого капитализма, особенность которой заключается в том, что только 25% населения страны в этой экономической системе имеет шансы на поддержание современного уровня жизни. А 75% не имеет шансов на современное образование, на медицину, на защиту своих прав, на будущее.

Соловьев:

Значит, социальное расслоение…

Явлинский:

Это значит, что 25% не сможет решить все проблемы нашей огромной страны. И это значит, что Россия окажется среди отсталых стран. А Россия не может быть отсталой страной, потому что у нее самые протяженные границы с самыми нестабильными регионами мира. И со слабой экономикой, с постоянно конфликтующим с государством обществом такая страна не может сохранить свой суверенитет. Вот это меня волнует больше всего.

Соловьев:

Югославский вариант?

Явлинский:

Это очень большая опасность. Очень большая! Нам нужна не только сильная армия, нам нужна мощная экономика. Нам нужно общество, которое доверяет своему государству, которое уважает себя. Вот в этом и есть наша альтернатива, нравственная. Мы хотим нравственную альтернативу предложить всему тому, что происходит сегодня.

Соловьев:

Да, но вы были против таких расходов на армейский бюджет.

Явлинский:

Ну конечно против, потому что там каждый пятый рубль, как считает военная прокуратура, украдут. А кроме того, военная сила заключается не в количестве танков, а в том, что люди верят в будущее своей страны и готовы ее защищать, если надо. Знаете, почему? Я скажу вам. Все войны, которые были (а эти войны очень неприятные) и происходят на Востоке, в Ираке, - они ведь все на продажности основаны. Там ведь воевать практически не нужно. Там коррумпируется вся военная элита, и потом просто все, там нечего делать. Там потом начинаются теракты и всякое подобное... Поэтому, если не будет коррупции и не будет продажности, у нас будет такая армия, как надо. Потому что с продажностью и с коррупцией вы не можете построить настоящую армию. Вот именно поэтому у нас такая большая часть программы посвящена преодолению коррупции, изменению судебной системы и т. д.

Соловьев:

Если вы проходите в Думу и вдруг к вам подходят и говорят: Григорий Алексеевич, вы блестящий экономист, в правительство пойдете работать?

Явлинский:

О, погодите… Во-первых, этот вопрос нужно обсуждать с теми, кто имеет право делать такие предложения. А кроме того, самый главный вопрос: и что там делать? Чем заниматься? Если скажут: да, мы начинаем программу «ЗЕМЛЯ-ДОМА-ДОРОГИ». Вы готовы взять на себя ответственность?..

Соловьев:

То вы скажете: да?

Явлинский:

Отвечаю: да, мы готовы взять на себя ответственность. Полностью. Полностью!

Соловьев:

Я объясню, почему это спросил. Потому что очень часто говорили: Явлинский всем хорош, а ответственность на себя не берет… Хочу, чтобы сейчас избиратели это услышали.

Явлинский:

Я хочу сказать… Мне очень важно это сказать! Во-первых, к сожалению, в нашей стране ответственность никто ни за что никакую не нес, не несет. И не похоже, что будет нести…

А во-вторых, я хочу сказать, что участвовать в правительстве в качестве ширмы или просто стоять «на атасе», когда все там за твоей спиной «собирают урожай», я не собираюсь.

(в сокращении)

http://gr-yavlinsky.livejournal.com/23134.html