Просматривая материалы, не забывайте, что Вы находитесь на сайте благотворительного фонда, который помогает в лечении онкологически больным детям. Жизнь ребёнка напрямую зависит от небольшого пожертвования. Обращаемся к сострадательным и милосердным людям.
Быть может именно ваш небольшой вклад спасёт чью-то жизнь. Любое пожертвование можно осуществить не отходя от компьютора..
Как помочь
Для родителей
Новости

История демократии. ВИДЕО

Первоначально понятие народного правления было выдвинуто древнегреческими мыслителями.

Все знают, что «демократия» – это составное слово греческого происхождения в словарях толкуется, как политический строй, основанный на признании принципов народовластия, свободы и равенства граждан.

DEMOS – народ, в греческом языке означает – свободные граждане, в том числе рабовладельцы, не аристократы, то есть свободные граждане, имеющие рабов – это и есть народ.

КРАТОСТЬ – власть

ОХОЛОС (ОHLOS) – толпа и рабы. Охолос в демократической Греции права голоса не имел.

У Платона (427 – 347гг. до н.э.) «демократия» стоит на последнем месте перед «тиранией», в трактате «Республика» он приводит слова своего учителя Сократа: «Демократия – строй, который не имеет должного управления…»

 Аристотель (384 – 322гг. до н. э.) определил в своей работе «Политика» типы государственного устройства (кн. IV, 4 раздел). Для Аристотеля  «демократия» была лишь одной из разновидностей государственного управления (др.: монархия, тирания, полития). Он отдавал предпочтение монархии, но с тем условием, что монарх есть образцовой личностью и руководит государством таким способом, который обеспечивает интересы всех подданных. Но, по его мнению, идеальный режим – это полития: государственный строй, близкий к демократии, но с элементами олигархии и ограничений, прообраз современной конституционной монархии.

Западные ценности.История построения 'демократии.'

 Пифагор обвинял демократов. Он назвал о народную власть одним из «бичей, угрожающих человечеству».

Древнегреческий драматург Арисфан с нескрываемым презрением относился к народной власти.

Перикл писал: «У нас государственный строй таков, что не подражает чужим законам; скорее мы сами служим примером для других. И называется наш строй «властью народа»  ввиду того, что сообразуется не с меньшинством, а с интересами большинства».

2.9 Афиняне

Именно греки (вероятнее всего, афиняне) ввели в обиход термин “народная власть”. Судя по всему, термин власть народа, носивший оттенок недоброжелательности, употреблялся аристократами как эмоционально окрашенный эпитет и выражал презрение к простолюдинам, которые сумели оттеснить аристократов от управления государством. Так ли, иначе, афиняне и другие греческие племена применяли понятие demokratia по отношению к системе власти в Афинах и во многих других городах-государствах.

 

Среди всех греческих демократий Афинская народная власть была самой значительной, и тогда, и теперь наиболее известной. Она оказала большое влияние на политическую философию и впоследствии часто рассматривалась как совершенный образец участия граждан в управлении государством, т. е. иными словами, являлась примером представительного народовластия.

Система власти в Афинах представляла собой сложную структуру - центральное место в ней отводилось так называемому собранию, в работе которого должны были принимать участие все граждане. Собрание избирало несколько главных должностных лиц, например, военачальников. Но основным способом выбора граждан для исполнения прочих общественных обязанностей был жребий, и все обладающие http://forexaw.com/

избирательными правами граждане имели равные шансы быть избранными на тот или иной пост. По
некоторым оценкам, рядовой гражданин, по крайней мере, один раз в жизни имел возможность получить по жребию высшую должность в государстве.

Хотя порою греческие города объединялись, образуя некий прототип представительного правительства, руководившего деятельностью разнообразных конфедераций, лиг, союзов, которые создавались, прежде всего, для организации коллективной обороны, об этих представительных системах известно мало. Они в буквальном смысле не оставили никакого следа в истории демократических идей и процедур и не повлияли на образование более поздних форм представительного народовластия, аккурат так же как афинская система назначения граждан на те или иные посты по жребию не использовалась в дальнейшем в качестве альтернативы выборам.

Таким образом, политические институты греческой власти народа, являвшиеся для своего времени новацией, остались незамеченными в ходе развития современной представительной системы.

 

                                                             Рим

2.10 Древний РимПримерно в тоже время, когда в Греции возникла система «народных правительств», такая же система правления появляется и на Аппенинском полуострове, в Риме. Впрочем, граждане Рима предпочли назвать ее республикой  (по-латыни res означает “дело”, «вещь», а publicus –«общее»),  т. е. в широком смысле - нечто, принадлежащее народу.

Поначалу право участия в управлении республикой принадлежало лишь патрициям или аристократам. Однако в ходе развития общества и после ожесточенной борьбы и простолюдины (в Риме их называли плебсом) добились для себя такого же права. Как и в Афинах, право участия предоставлялось только мужчинам, и это ограничение сохранилось во всех последующих видах демократий и республик вплоть до XX века.

По поводу демократии в разные времена различными выдающимися личностями высказывались отличные друг от друга суждения.

Жан – Жак Руссо (1712 – 1778) – выдающийся представитель эпохи французского Просвещения ХVIII века  выступал против феодального угнетения, деспотизма, абсолютизма королевской власти, за демократические принципы построения общества, за природные права человека, что имело большое влияние на политические взгляды деятелей французской революции конца  ХVIII века. Идеи Руссо отображены во французской Конституции 1793 года.

Одним из важнейших демократических документов является «Декларация прав человека и гражданина» (август 1789г.),  которая стала приамбулой первой Французской Конституции 1791года.

Фридрих Ницше (1844 – 1900), немецкий философ,  был самым строгим критиком «демократии» со времён Платона. В то же время Ницше признавал неминуемость демократического развития человеческого общества.

Как развитие демократической мысли можно рассматривать и тот факт, что 10 декабря 1948 года Генеральная Ассамблея ООН утвердила и провозгласила «Общую декларацию прав человека».

В классификации государств, предложенной Аристотелем,  «демократия» означала «правление всех»  в отличие от «аристократии»  (правление избранных)  и «монархии» (правлении одного).

Уже в древности существовало понимание того, что именно средний класс является опорой демократии. «Государство, состоящее из средних людей, - писал Аристотель, - будет иметь и наилучший государственный строй». По его мнению, многочисленный средний класс сплачивает общество, предотвращает раскол граждан на противоборствующие партии, и тем самым стабилизирует государство. Власть большинства будет только тогда наилучшей формой правления, когда оно состоит не из бедняков, демоса, а - из средних в имущественном отношении, умеренных в нравах и претензиях к государству людей. Эту форму правления Аристотель называл «политией».

http://telegrafua.com/photos/bank_5014_92378.jpg

Николай Бердяев (русский философ,  диссидент). Направление: Символический реализм, персонализм, профетическая философия. После личного допроса Дзержинского,  на которого, со слов Бердяева, он произвёл  впечатление на железного Феликса» и поэтому не был расстрелян, а был выдворен  из страны с первой волной эмигрантов  после революции 1917г. Так как, по его мнению, свобода личности, свобода духа и диктатура пролетариата - это несовместимые понятия, не скрывая своих убеждений, он был категорически против большевизма и насилия над человеком в любой форме, хотя на начальном этапе принимал активное участие в революционной борьбе.

Мысли Н.Бердяева намного созвучней нашему времени. Обобщив взгляды мыслителей прошедших эпох, учитывая особенности русского народа, Бердяев изложил свои  прогнозы на развитие демократии в России:

 

«Никогда ещё не торжествовала в мире в чистом виде идея демократии, да и вряд ли возможно это торжество…».

«Для многих русских людей, привыкших к гнёту и несправедливости, демократия представлялась чем – то определенным и простым – она должна принести великие блага, должна освободить личность. Во имя некоторой бесспорной правды демократии, идущей на смену нашей исконной неправды, мы готовы были забыть, что религия демократии, как она была провозглашена Руссо и как осуществляема Робеспьером, не только не освобождает личность и не утверждает её неотъемлемых прав, но совершенно подавляет личность и не хочет знать её автономного бытия. Государственный абсолютизм в демократиях также возможен, как в самых крайних монархиях. Народовластие так же может лишить личность её неотъемлемых прав, как и единовластие. Такова буржуазная демократия с её формальным абсолютизмом принципа народовластия».

«На Западе давно уже беспокоит вопрос о гарантии прав меньшинства и прав личности по отношению к абсолютным притязаниям демократии, не ограничивающей себя абсолютными ценностями личного духа». «Воля народа должна быть воспитана в исключительном уважении к качествам индивидуальным, к бесконечной природе человеческого духа. Воля народа не может быть принята формально – бессодержательно, как утверждение абсолютного права народной воли, воли большинства, воли массового количества господствовать в каком угодно направлении, чего угодно хотеть, что угодно давать и отнимать. В демократии есть своя правда утверждения свободной человеческой стихии, имманентной власти самого человека и человечества. Но демократия должна быть одухотворена, связана с духовными ценностями и целями…»

«Пафос социального равенства всегда подавлял у нас пафос свободы личности. Утверждение же прав личности духовно и морально не связывалось с утверждением обязанностей личности. Торжествовала   безответственная теория социальной среды, порождающая лишь претензии. Личность не признавалась ответственным творцом общественной жизни. Новая жизнь ожидалась исключительно от изменений социальной среды, от внешней общественности, а не от творческих изменений в личности, не от духовного перерождения народа, его воли, его сознания. Народный и личный характер совсем не принимается в расчёт в наших демократических социальных учениях».

«Идея демократии в той прямолинейной и упрощенной форме, в которой она была у нас принята, породила целый ряд нравственных последствий. Отвлечённо – демократическая общественная идеология сняла ответственность с личности, с духа человеческого, а потому и лишила личность автономии и неотъемлемых прав. Только ответственный - свободен, и только свободный – ответствен. В наших же демократических социальных идеологиях и вся ответственность, и вся свобода переложены на количественную механику масс».

«Русский народ должен перейти к истинному самоуправлению. Но этот переход зависит от качества человеческого материала, от способности к самоуправлению всех нас. Это требует исключительного уважения к человеку, к личности, к её правам, к её духовно самоуправляющейся природе. Никакими искусственными взвинчиваниями нельзя создать способности к самоуправлению. Разъярённая толпа, одержимая корыстными и злобными инстинктами, не способна управлять ни собой, ни другими. Толпа, масса не есть демократия. Демократия есть уже превращение хаотического количества в некоторое самодисциплинированное качество. Прежде всего человек, как и народ, должен стать господином самого себя. Недостатки русской демократии унаследованы от нашего рабства, и они должны исправляться в практике самоуправления.

Такое выдвигание личного, качественного, духовно-творческого начала как основоположного в общественной жизни всего менее есть индивидуализм. Через внутреннюю работу личности и нации, через выработку характера утверждается социальность. Речь идёт всё время не только о душе человека, личности, но также и о душе общества и душе нации, с которыми демократическая механика так мало считается. Отвлечённый демократизм всегда есть формализм, он не хочет знать содержания народной воли, народного сердца, народной мысли, ему важно лишь формальное народовластие».

«Власть не может принадлежать всем, не может быть механически равной. Власть должна принадлежать лучшим, избранным личностям, на которые возлагается великая ответственность, и которые возлагают на себя великие обязанности. Но эта власть лучших должна быть порождена из самих недр народной жизни, должна быть имманентна народу, его собственной потенцией, а не чем-то навязанным ему извне, поставленным над ним. Сила демократии не может быть абсолютной, неограниченной властью, она ограничивается ею самой выдвинутыми качествами. Идее демократии нужно противопоставить идею самоуправляющейся  нации».

«Персоналистическая революция, которой  по-настоящему ещё не было в мире, означает свержение власти объективации, разрушение природной необходимости, освобождение субъектов – личностей, прорыв  к иному миру, к духовному миру. По сравнению с этой революцией ничтожны все революции, происходившие в мире».