Просматривая материалы, не забывайте, что Вы находитесь на сайте благотворительного фонда, который помогает в лечении онкологически больным детям. Жизнь ребёнка напрямую зависит от небольшого пожертвования. Обращаемся к сострадательным и милосердным людям.
Быть может именно ваш небольшой вклад спасёт чью-то жизнь. Любое пожертвование можно осуществить не отходя от компьютора..
Как помочь
Для родителей
Новости

ЭТО СКРЫВАЮТ! По правдивым данным победить мог бы не ПУТИН!

На утро после выборов Чуров приходит к Путину и говорит
- В.В у меня две новости,хорошая и плохая
- Ну давай хорошую говорит Путин
- Вас избрали в Президенты
- А плохая тогда какая спрашивает Путин?
- За Вас никто не проголосовал

 

                                  Кремль напуган Грудининым

Кампания против кандидата КПРФ в федеральных СМИ продолжается. Почему?

Российские телеканалы продолжают упорно поносить кандидата от КПРФ. С чем связано это упорство? Избирательную кампанию Павла Грудинина обсуждаем с секретарем ЦК КПРФ Сергеем Обуховым и аналитиком Дмитрием Орешкиным. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Мы фактически продолжаем цикл передач, которые посвящены избирательной кампании Павла Грудинина, но на самом деле не столько самой кампании, потому что это не наше дело – это дело партии КПРФ, а ровно освещению этой кампании на федеральных каналах, которые продолжают просто соревноваться, кто круче замочит, утопит этого самого кандидата от КПРФ. Будем продолжать разбираться, почему это происходит, чем же он их так достал, чем он им не угодил, почему нужно снизить его процент, действительно ли высок этот процент. Мы ждем в студию Сергея Обухова – это секретарь ЦК КПРФ, мы ждем Дмитрия Орешкина, аналитика. Я представляю моего коллегу Мумина Шакирова. Мумин практически исторический персонаж, который лично знает Павла Грудинина. Я с ним не общалась, наши коллеги в нашем бюро тоже, вы общались. Был момент во всей этой кампании, когда многие люди либерально настроенные говорили, что если я и пойду голосовать, я пойду назло врагам голосовать за Грудинина. Он производит хорошее впечатление, он хозяйственник. Да, он идет от КПРФ, но видно, что он современный и т.д. И вдруг Грудинин дает интервью Юрию Дудю, в котором определенно заявляет, что он за Сталина, за ДНР. Очень многие люди, которые были готовы его поддержать, отворачиваются и говорят: нет, мы боимся, мы не рискуем, он дремучий.

Мумин Шакиров: Это перевоплощение для меня тоже показалось очень странным. Потому что я был несколько раз у него в гостях в его совхозе, действительно замечательную он построил фирму или ферму. Все то общение, которое складывалось между мною и ним, говорило о том, что он настоящий рыночник, что там никакой КПРФ, никакие национализации крупных и больших объектов, никакого Сталина не ночевало. Но парадокс в том, что с человеком сделала предвыборная кампания. Мне кажется, он попал в крепкие руки левых, а точнее КПРФ и Зюганова, и теперь пляшет под их дудку, потому что таков сценарий его предвыборной борьбы.

Елена Рыковцева: То есть ваша версия состоит в том, что это не совсем он, а это навязанная ему роль?

Мумин Шакиров: Даже если вы послушаете его выступления вместе с Потапенко, с его коллегой, все другие выступления, которые есть в YouTube, никогда он не говорил о Сталине, никогда не говорил о глобальной национализации крупнейших банков, углеводородных компаний, корпораций, я этого не слышал.

Елена Рыковцева: Для того чтобы наши слушатели представляли себе, как федеральные каналы ведут кампанию против Грудинина, мы покажем вначале фрагмент из выступления Дмитрия Киселева из "Вестей недели" прошлой недели.

Елена Рыковцева: Это только начало, мы еще вам покажем кое-что другое. Сергей, вы с удовольствием, наверное, за этим наблюдаете? Вас это веселит?

Сергей Обухов: Я как-то с коллегами обсуждал это и говорю: вообще мы должны вручить почетную грамоту ЦК КПРФ господину Киселеву. Я просто счастлив от этого репортажа, потому что первую половину кампании нам все время приходилось отвечать: вы проект Кремля? А теперь Дмитрий Киселев, как правительственный пропагандист, нам практически выдал справку: нет, вы не проект Кремля, я заверяю, Киселев, штамп. Спасибо, умница.

Елена Рыковцева: Тем не менее, есть и серьезный момент в этом. Вы прекрасно знаете: как скажет телевизор, так люди и сделают. Вы не боитесь, что он их настроит до такой стадии: что-то не так с этим Грудининым.

Сергей Обухов: Во-первых, мы уже давно ничего не боимся. Недавно на пресс-конференции в "Интерфаксе" был с Геннадием Андреевичем, корреспондент "Эль Паис" задала мне вопрос: не считаете ли вы, что это как и кампания Трампа, то же самое идет "мочилово", примерно те же фейк-ньюс? Я хочу сказать, что, наверное, всякие выборы хоть в Соединенных Штатах, хоть в Российской Федерации имеют свои особенности, в том числе запредельные гнусности. Разница большая: у Трампа была своя медиаимперия и у Клинтон своя медиаимперия, гнусность одна перевешивала другую.

Елена Рыковцева: Можно было ответить. И потом были дебаты прямые, мы их смотрели с переводом.

Сергей Обухов: Объективность достигается путем баланса оценок, человек может посмотреть один тип СМИ, другой человек может посмотреть другой и как-то произвести сравнение, хотя бы переключить кнопку. У нас кнопку невозможно, к сожалению, переключить, потому что мы делаем анализ тех высказываний, которые кочуют с одного телеканала на другой, и есть закономерность – обязательно нужно Грудинина называть третьим, сначала называется Путин, потом Жириновский. Положено Путину занять первое место, второе Жириновскому, потом Грудинину. Или обязательно должно звучать, что он не директор совхоза, а он бизнесмен, олигарх. Официально нам сообщил Первый канал: попутчик Зюганова, миллиардер. Я не буду говорить, есть, например, господин Сурайкин, он владелец 12 фирм.

Елена Рыковцева: Это никого не интересует, конечно.

Сергей Обухов: Всеми любимая Ксения Собчак, сами понимаете ее бизнес-состояние.

Елена Рыковцева: Сейчас это только народный герой, и никакое бизнес-состояние не подсчитывается.

Сергей Обухов: Помощник президента, чиновник, на минуточку, запредельные суммы доходов, он тоже не бизнесмен, он тоже паинька. Ладно, это все "темники", мы с этим бороться не можем в эфире федеральных телеканалов. Мне очень любопытно лукавство нашей Центральной избирательной комиссии: а вы можете потребовать время для ответа. Потребовали мы: дайте нам полчаса в ответ на фильм Оливера Стоуна, мы покажем фильм про Грудинина. Есть такой занимательный персонаж, член Центризбиркома господин Левичев: как вы можете на это претендовать, это же Путин и Оливер Стоун, а вы хотите про свой колхоз показать полчаса – это неинтересно зрителю. Понятно, что идет "мочилово", понятно, что ответить мы можем только в соцсетях или партийной пропагандой, у которой тоже условия ограничены. Но ничего. У нас было пострашнее и в 1996 году, и в 2003 году.

Елена Рыковцева: Дмитрий, говорит Сергей, что это обычное дело. Это не обычное дело, мы давно с этим не сталкивались. В 1996 году действительно Геннадий Зюганов был коллективный изгой, дальше, если говорить о президентских кампаниях, да, были выпады некрасивые против Григория Явлинского в 2000 году, потом все шло относительно ровно. С таким валом пропаганды, агитации против одного кандидата мы сталкиваемся впервые за 20 лет. Чем вы, как аналитик, это объясняете? Он один, никого больше из этой семерки не трогают.

Дмитрий Орешкин: Во-первых, мне кажется, КПРФ и Геннадий Андреевич Зюганов сделали смелый и оправданный шаг. Новое лицо, новая риторика и новая аудитория. Наша страна перестала уже быть "красной" или в значительной степени перестала быть "красной", но стала "розовой". Новые коммунисты, которые в постсоветской реальности выступают в качестве социал-демократов, практических во всех странах, проходящих постсоветскую трансформацию, набирают очень много голосов. Например, в Польше Квасьневский, который до этого был партийным руководителем, стал социал-демократическим, и во многих других странах тоже. В Российской Федерации потенциальный электорат у Грудинина процентов 40, как мне кажется, а может быть, даже и больше. Потому что социальная справедливость интересует всех, распределение доходов интересует всех, наличие богатеев, наличие бедных раздражает всех. Когда приходит Грудинин и говорит, что с этим надо бороться, он имеет огромный потенциал.

Елена Рыковцева: А есть разница между Зюгановым и Грудининым? Это же все относится и к Зюганову прошлых лет и прошлых выборов, но мы не видели таких историй, а с Грудининым началось.

Дмитрий Орешкин: Зюганов все-таки едет с ярмарки, он человек 90-х, он связан с Ельциным. Это проблема советского и антисоветского. А Грудинин человек не то чтобы прямо советский, хотя позитивно к этому относится, он как раз представитель частной собственности, он эффективный управленец, он молодой, он состоявшийся, он может быть объектом для подражания, многие бы хотели иметь такого человека во главе государства. Поэтому набирается много очков, слишком много очков. Конечно, я думаю, не на данные ВЦИОМ ориентируются, когда устраивают преследование господина Грудинина, у них наверняка есть свои закрытые данные опросов, по которым Грудинин набирает непозволительного много. Значит, надо тормознуть это дело.

Елена Рыковцева: У Кремля есть свои данные опросов, согласно которым они испугались, что процент Грудинина слишком, велик, он слишком много набирает. Сейчас ВЦИОМ дает ему 7%, у Жириновского 5%. У вас какие опросы?

Сергей Обухов: Мы, конечно, тоже свои проводим исследования. Давайте откроем сайт всеми любимого ВЦИОМ, они молодцы, дают нам расшифровку по тем или иным стратам. Допустим, смотрим столичные города, там рейтинг президента за месяц обрушился на 12%, у Грудинина в столичных городах 12%, хотя среднюю они выводят 7. Я не комментирую эти цифры, хотя у каждого своя методика. Получается ситуация для Собянина и Полтавченко очень и очень. Если эти данные ВЦИОМ подтвердятся на выборах, то я думаю, что в столицах 20 минимум, по данным ВЦИОМ. Мы тоже ведем свой мониторинг, у нас тоже, как у ВЦИОМа, свой робот, мы видим, что они процентов на 15–20 занижают рейтинг. Мы понимаем, что то, что дает робот социологический, он все равно дает завышение по партии власти, но это традиционно, поэтому социологи всегда вводят корректирующий коэффициент. Какой потенциал? Неделю назад мы замеряли: 35% декларируют, что они готовы голосовать при определенных условиях за Грудинина. Я понимаю, что это пугает, поэтому задача пропаганды не допустить, чтобы потенциальный электорат пришел и все-таки сделал выбор за Грудинина.

Елена Рыковцева: Мы искали "голосовалки" в интернете, в которых участвует наибольшее количество людей. Мы нашли такую "голосовалку", она называется "Президент РФ". Это интернет-аудитория, я прошу вас учесть. Из 230 тысяч проголосовавших у Грудинина 62%, на втором месте Путин, 27%, на третьем месте Владимир Жириновский, 4%, на четвертом месте Ксения Собчак, 3%, на пятом Григорий Явлинский, 1,1%. И дальше идет статистическая погрешность. Я уже говорила в самом начале, что был очень большой всплеск в пользу Грудинина настроений либеральных людей. Потом выходит интервью Юрию Дудю, где он говорит, что я сталинист, моя бабушка при Сталине нас родила, подняла и выходила, какие вообще претензии к этому человеку. Конечно, либеральная аудитория просто отпала, удивилась и сказала, что это ни в какие ворота, скорее всего, мы за него не пойдем. Тем не менее, мы видим в интернете эти цифры. Как вы их объясните с учетом шокирующего впечатления, которое произвело это интервью Юрию Дудю?

Дмитрий Орешкин: Здесь тоже все мне кажется очень понятным. Господин Грудинин правильно делает, что так жестко себя позиционирует. Если он теряет либеральную составляющую в своем электорате, то она изначально невелика, потому что многие либералы голосовать не пойдут или они ищут какую-то альтернативу Путину, потому что Путина не любят и выбирают, условно, между Ксенией Собчак, Явлинским или Грудининым, лишь бы был другой кто-то. Насколько я понимаю, 53% наших сограждан с симпатией относятся к Иосифу Виссарионовичу Сталину. Мне кажется, Грудинин скорее приобретает, чем теряет. Он теряет поддержку в довольно узком слое довольно сомнительных избирателей, которые вовсе не горят желанием идти голосовать, зато он может притянуть к себе людей, которые как раз к Путину предъявляют претензию с другого фланга, что он слабоват, что он нерешителен, что он может быть ставленник мировой буржуазной закулисы и так далее. И таких людей в стране много. Так что, я думаю, это разумный вполне ход, рациональный ход, который скорее привлекает внимание к Грудинину. Это тоже важно, потому что без скандальных заявлений в нынешней информационной поляне на тебя не обратят внимания, а так это становится темой для разговоров в автобусе, в курилке, дома на кухне – это очень важно. Так что я думаю, что это правильный ход.

Елена Рыковцева: Я вам сейчас расскажу одну внутреннюю деталь, мне сейчас коллеги принесли интереснейшую бумажечку. Дело в том, что наша программа идет в прямой трансляции в YouTube. Мы уже давно знаем, что такое "боты" в YouTube. У нас идет программа, обычно нас смотрит, допустим, три тысячи человек, они ставят 60 лайков, два дизлайка, обычно позитивное отношение. Если этот эфир не нравится Кремлю, через какое-то количество времени нагоняют тысячи, за час может появиться 12 тысяч дизлайков, но это происходит через 12 часов. Сейчас первый случай, когда нам "ботов" нагнали уже сейчас, 200 лайков и 3200 дизлайков. Мы себя поздравим, ботопришествие на фамилию Грудинин, что еще раз подтверждает, что это совершенно кремлевская история, кампания против него.

Сергей Обухов: Мы тоже ведем мониторинг, хотя нам говорят: это вы там, коммунисты, накручиваете. Хотя мы не накручиваем. Только что мне на стол положили мои коллеги аналитики данные: 667 тысяч проголосовавших. Это в "ВКонтакте", те сайты, которые вы называли, и "Телеграм". Данные по Грудинину – 68%, по Путину – 19, по Жириновскому – 4. Понятно, что в зависимости от сети они плавают. 600 тысяч проголосовавших – это большая, но не репрезентативная выборка. Мы понимаем, что такое голосование в соцсетях – это политически активные граждане. Да, действительно, преимущество Грудинина в среде политически активных граждан, жаждущих перемен, подавляющее. Сможет ли это политически активное меньшинство заразить пассивное, внушаемое политическое большинство? Мы не обольщаемся этими данными, но даже, оказывается, это страшно. Я обратил внимание, "Эхо Москвы" в своих блогах процитировало нашу подборку данных подсчета соцопросов. Оказывается, Роскомнадзор заблокировал эту статью, потому что якобы она не соответствует требованиям закона, если публикуются общероссийские репрезентативные опросы. Эти смешные опросы в интернете, потребовали, чтобы они соответствовали данным ВЦИОМ, ФОМ. Я так понял, что "Эхо Москвы" отбилось, страницу с этими опросами восстановили. Но сам факт придирки. При этом телевидение гонит такую "чернуху" при публикации опросов. Кстати, мы как партия подавали жалобу в Центризбирком, почему нарушается при трансляции на телевидении данных опросов вот эти требования законов. Развели ручками, пожурили, но вообще-то за это положено штрафовать. А к "Эху Москвы" придрались, они же не говорят, что это репрезентативные опросы – это опрос читателей, зрителей.

Елена Рыковцева: Вы говорите, заразит ли активная часть пассивную, но пока что заражает телевизор. Пока все цифры говорят о том, что телевизор влияет. Давайте посмотрим, "Вести недели" уже в это воскресенье говорили про Грудинина.

Елена Рыковцева: Мало того, что он один раз скажет про Латвию, потом еще в сюжете кандидатском, где все друг за другом, об одном, о втором, о третьем нормально, а о Грудинине, конечно, только исключительно олигархические штучки и дома в Латвии. Вот такая картина.

Сергей Обухов: Нам очень просто объясняться с нашим избирателем. Допустим, у него на Луне будут дома, обеспечьте всем 78 тысяч зарплаты, как в колхозе Грудинина, в Москве, в Питере, в деревне Жуковка Тверской области, стройте себе дома хоть на Марсе.

Елена Рыковцева: Центризбирком не запрещает сыну иметь недвижимость ни в Латвии, ни на Марсе?

Сергей Обухов: Дело в том, что и Центризбирком здесь никаких вопросов не имеет. Я не знаю, так ли это на самом деле. Если мы сейчас в это дело вкинемся и начнем разбираться, доказывать, что это не так, – это все не нужно. Нравится вам – утверждайте. Но вы скажите, где еще в Российской Федерации есть такое хозяйство, где средняя заработная плата работников 78 тысяч рублей, где лучшая школа в Европе, где лучший детский сад. Владимир Владимирович нам обещал в майских указах, которые, оказывается, не выполнены, довести до среднего уровня зарплату врачей, учителей. Где это? Давайте сравним, вы же не хотите сравнивать, вы начинаете сравнивать собственность. Давайте сравнивать собственность у семьи Грудинина и у семей других кандидатов, я даже не буду называть страшное имя, с кем можно еще сравнить.

Елена Рыковцева: По поводу собственности я скажу, какое издание вскрыло это – это издание называется "Лайф.ру". Мы еще в январе рассказывали нашим слушателям, когда начиналась эта кампания, что первой ее начала "Лайф.ру". На это сейчас Грудинин ответил в своем инстаграме, вот видите Геббельса: "Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа стадо свиней". "Такова "Лайф", – написал Грудинин, за словом в карман не полез. На что Арам Ашотович ответил ему, что теперь месть будет страшной. Я это расшифровываю, что если я раньше "мочил", может быть, по заказу, то теперь я уже от души, теперь катком проеду за такие обвинения.

Сергей Обухов: Предвыборные бюджеты кончаются, после выборов продолжится жизнь. Я не знаю, есть ли жизнь после 18 марта у "Лайф" или нет жизни, по крайней мере мы видели, как проекты заканчивались, как только его заказчики теряли интерес к этому ресурсу. Я знаю, что здесь есть интерес подмосковный, есть интерес столичный. Работает, пусть работает, нагоняет известность. Хотя благодаря в том числе и "Лайф" проблему известности мы решили, узнаваемости нашего кандидата. Более того, нам говорят – образ негативный. Ничего подобного, все равно позитив, по нашим замерам, превышает негатив. Да, образ был картонный, теперь тонированный. Спасибо, Арам Ашотович, вы тоже претендент на почетную грамоту ЦК КПРФ.

Елена Рыковцева: Мы знаем, что эта пропаганда дело не шуточное – это каток. Мы знаем, как людей переделывают, что делается в мозгах, как их с одной позиции бросают на другую. Сергей Обухов достаточно легкомысленно к этому относится и не считает, что что-то такое страшное произойдет для их кандидата, если каток пропаганды будет утюжить и утюжить, а он, каток, видимо, собирается это делать до 18 марта. Как вы считаете, какой процент избирателей оттяпает тот же Дмитрий Киселев и его команда у Павла Грудинина, есть ли у него еще ресурс воздействия на избирателя, который собирался голосовать, а теперь он все-таки послушает Киселева и этого не сделает?

Дмитрий Орешкин: Во-первых, мне кажется, что страна вступила в ситуацию, когда страна перестала верить телевидению. И это катастрофа для путинской России, потому что телевидение – это база для доверия. Поэтому исхищрения Киселева выглядят достаточно неприятно и не очень убедительно, равным образом и "Лайф" тоже. Но у Владимира Путина есть серьезный запас административного ресурса, так называемые электоральные султанаты обеспечат как минимум 10–12 миллионов голосов. Российская провинция тоже будет склонна голосовать все-таки за действующего президента, но продвинутые города, которые ищут альтернативы и не находят ее, я думаю, сфокусируются на шансе господина Грудинина. Как в свое время искали альтернативу в виде партии, которая называлась "Справедливая Россия", как только поняли, что это не альтернатива, так в ней разочаровались. Так что я думаю, реальная цифра господина Грудинина на выборах будет около 20, что очень много, что недопустимо много с точки зрения Кремля. Поэтому Грудинина, я думаю, будут дальше опускать, но ниже 15%, мне кажется, его не нагонят.

Елена Рыковцева: Если сейчас ВЦИОМ дает ему 7%, где проблема?

Сергей Обухов: 7% от всех избирателей.

Елена Рыковцева: Но мы раньше у ВЦИОМа от всех избирателей видели почти 15%, перед Новым годом, когда он еще не представлял опасность. Валерий Федоров выходил и говорил: о, 14%, и у него есть потенциал. Я думаю, эти его слова тоже насторожили кое-кого. Сергей из Ростовской области, здравствуйте.

Слушатель: Да не будьте вы такими наивными, нет никаких партий, никаких кандидатов – это все люди власти. Путин будет до 2042 года, пример Роберта Мугабе у него есть. Все под контролем.

Елена Рыковцева: Вы можете ответить на вопрос, сколько реальных процентов у Грудинина, или вам это неинтересно, потому что выборов нет?

Слушатель: Еще предупреждаю – будет Крым-2. Если Лукашенко будет ошибки делать, Белоруссия будет Россией. Будет править до 2042 года, ничего не изменится, поверьте мне.

Елена Рыковцева: Скажите, а есть реальное желание у вашей партии, чтобы не правил больше Владимир Путин, такое настоящее, выстраданное, или это такая игра?

Сергей Обухов: Я вижу настрой прежде всего Грудинина, я вижу настрой низовых партийных активистов, что бы нам ни говорил господин Киселев. Официально партия поставила: мы боремся за выход во второй тур. Это задача для всех структур нашей партии, она официально оглашена. Да, ресурсов, может быть, не хватает, но энтузиазм и поддержка – вы посмотрите, какие залы собирает Грудинин.

Елена Рыковцева: Мне негде смотреть, какие залы собирает Грудинин, извините, пожалуйста. Я телевизор смотрю, никаких залов я там не вижу.

Сергей Обухов: В телевизоре, конечно, вы это не увидите, но хотя бы на сайте КПРФ в отчетах о его поездках. Это действительно воодушевление людей и желание поддержать кандидата. Я не знаю, какие проценты наберет официально наш кандидат, потому что я согласен с Орешкиным, есть территории зависимого голосования, 10–12 миллионов голосов они всегда дадут, есть, раньше говорили сурковская, теперь киселевская пропаганда. Мы же понимаем, что она тоже действует. Мы видим, что поддержка Грудинина среди женщин гораздо меньше, чем среди мужчин, женщины более эмоционально подвержены заражению в этом отношении. Мы видим, что это касается возраста 70 плюс. Но мы очень рады, у нас 18–25 пики поддержки – это для перспектив партии очень важно. Мы просто счастливы тем, что дает нынешняя кампания. Рассказы о том, что КПРФ, коммунисты, вымирающая партия, они просто на этой кампании хоронятся. Когда нам рассказывают, что любой другой кандидат КПРФ больше, чем Грудинин, взял бы, мы помним все замеры перед выборами. Нам говорили: всё, Жириновский вас опережает, смерть КПРФ и так далее. Сейчас Жириновский далеко сзади, еле-еле трепещется. Даже официальная пропаганда вынуждена признать, что Грудинин и Путин – это два первых и вторых номера, хотя пытаются называть его третьим, но этот сценарий никуда не делся.

Елена Рыковцева: Мы сегодня в твиттер Радио Свобода бросали вопрос, какие вы цифры даете Грудинину. Пишут: "7% и 0 шансов". "Как показывают опросы: 5–6%", "Не меньше 30%". "Не более 10%". "По своим контактам плюс-минус 20%". "Он на втором месте явно". Это абсолютный разброс. Теперь позиция любопытная Центризбиркома, мягко сказать, любопытная, потому что вы подавали жалобы, в этих блоках, которые должны быть чисто информационными, один кандидат хороший, особенно позитивно, прекрасно показывают Ксению Собчак, она с народом.

Сергей Обухов: Я заступлюсь за Собчак – пошел определенный негатив. Если брать прошлую неделю, она уже давно не подбирается к Грудинину.

Елена Рыковцева: Сюжеты мы видим сейчас из программы "Вести недели". Она борется, она ходит, она открывает двери буквально ногами к мэрам. Все-таки я в этих избирательных блоках вижу исключительно позитивный показ ее и других кандидатов абсолютно нейтральный. Как только корреспондент переходит к разговору о Павле Грудинине, вся эта красота заканчивается, Павел Грудинин показывается исключительно в конфликтах с Центризбиркомом и в конфликтах с какими-то людьми из совхоза имени Ленина, которые предъявляют ему некие претензии. Все эти блоки исключительно одинаковые: шесть хороших кандидатов, один плохой, восьмого в этих блоках просто нет. Владимир Путин – это отдельная история. Центризбирком говорит – это нормально. Они вам дали ответ и сказали, что если вам эти сюжеты не нравятся, это не значит, что это незаконно.

Сергей Обухов: Самое смешное, что тут же на нас набросились при обсуждении в Центризбиркоме телеканалы: вы хотите ввести цензуру, свободу печати нарушить? И вообще вы злейшие враги свободы печати. Наверное, мы злейшие враги свободы печати, но если вы представляете объективность, давайте и ту, и другую точку зрения. Почему вы не даете точку зрения кандидата, который хотя бы высказался по этому поводу. Получается, идет негатив, дальше этот негатив подтверждает господин Жириновский. У нас вообще уникальная функция на этих выборах господина Жириновского, он все время подтверждает негатив по Грудинину. Он может о себе не рассказывать, какой он великий, какой он замечательный, но у него функция на телеканалах рассказывать, какой негодяй Грудинин. Это называется информационный блок, это информация.

Елена Рыковцева: Я специально распечатала закон о выборах, о средствах массовой информации, что считать агитацией. Агитацией считаются сюжеты, в которых формируется негативное представление о кандидате – это можно делать, но, конечно, никак не в нейтральных избирательных блоках. Тем не менее, Центризбирком на все абсолютно закрывает глаза. Почему, вы считаете, он так откровенно работает на эту кампанию? Ну хоть как бы они завуалировано работали, они просто категорически не хотят притворяться, что не будут защищать Грудинина, против которого все.

Дмитрий Орешкин: Во-первых, я, честно говоря, сказал бы, что такой безумной травли, как была в адрес господина Навального, в адрес господина Грудинина я пока не наблюдаю. Да, его при каждом удобном случае и неудобном случае стараются унизить, что он олигарх и вообще все, что можно, сосет кровь трудового народа. Позиция Центризбиркома понятна, потому что он не совсем независим. Если бы при власти были коммунистические лица, он бы так или иначе был бы вынужден работать при поддержке коммунистических лидеров, а сейчас он трудится при поддержке антикоммунистических лидеров. Так что это тоже вполне предсказуемо. Я бы не стал сильно жаловаться. Нельзя требовать от страны, где все зависит от того, кто стоит наверху, все определяет, что правильно, что неправильно, чтобы у нас была конкуренция, чтобы у нас соблюдались законы, чтобы конституция работала. Мочили и будут мочить, как вы выразились. Это значит, что он представляет реальную угрозу.

Елена Рыковцева: Я только одно внесу уточнение, о травле Навального, нельзя травить то, чего нет, его нет на федеральных каналах, это имя запрещено совершенно, Владимир Путин его не произносит, федеральные каналы его не произносят. Был такой момент, когда шел "Кировлес", его дело, конечно, освещалось, из него делали преступника, было много сюжетов, что он, конечно же, украл, его правильно сажают, правильно судят. Но потом он просто исчез с информационного поля.

Сергей Обухов: Я поддержку Орешкина, на первом этапе до того, как Центризбирком Грудинина не зарегистрировал, он присутствовал на телеканалах. Посмотрим соцсети, мне кажется, технология одна и та же, мне кажется, работают одни и те же люди, им что Навальный, что Грудинин. Скажут Киселева мочить, они будут мочить Киселева, потому что главное, чтобы поступил заказ.

Елена Рыковцева: А представляете, если заказ мочить Киселева поступит Киселеву? Ведь будет мочить, он же обязан выполнить.

Сергей Обухов: Я уже начинаю в это верить.

Елена Рыковцева: Я предлагаю еще одну тему, как ни странно, с подачи того же Дмитрия Киселева. Давайте его послушаем еще раз.

Елена Рыковцева: Вот видите, все объяснили широким массам, зачем Путину дебаты.

Сергей Обухов: Если мы вспомним, нам в начале объяснялось устами Кондрашова, главы штаба Путина, что президент будет дебатировать с Грудининым. В течение суток эта новость продержалась, а потом почему-то главный редактор "Независимой газеты", который в доверенных лицах, начал опровергать эту информацию. Первоначально, видимо, этот сценарий рассматривался для повышения интереса к выборам. Ни Путин, ни Ельцин у нас не участвовали в дебатах, поэтому это старая российская традиция, действующий глава государства почему-то считает ниже своего достоинства. Да и Медведев тоже не участвовал в дебатах. Наверное, нечего сказать. Вообще-то самая большая проблема нынешней избирательной кампании, на мой взгляд, это не травля Грудинина – это невнятность и отсутствие образа будущего, заявленного у главного кандидата. Вообще-то это надо обсуждать и в том числе господину Киселеву. Где обещанный образ будущего, где отчеты о реализации за 18 лет?

Елена Рыковцева: Программы нет, человек идет без программы.

Сергей Обухов: Кстати, тот же ВЦИОМ нам сообщает, что чуть ли не 50% населения одобряет предвыборную программу Путина. Мы тоже сделали замер, у нас 40% одобряет предвыборную программу Путина, хотя ее не видели. Общество будет жить шесть лет с новым президентом, та сторона думает, что это будет президент Владимир Владимирович. Представьте, предъявите, о чем мы будем разговаривать, чего нам ждать. Теперь говорят – подождите послания президента. Ладно, подождем 1 марта. Вообще-то 1 марта, 18-го голосование, не "рановато" ли собирается представить программу?

Елена Рыковцева: А Коммунистическая партия жесткие оценки давала отказу Путина от дебатов? Ведь это, в общем-то, оскорбление избирателей.

Сергей Обухов: У нас было несколько официальных заявлений и предвыборного штаба, и Зюганова по этому поводу. Мы дальше продолжаем настаивать на том, чтобы господин Путин все-таки вышел на дебаты и объяснился перед избирателями не просто как действующий президент, а как кандидат в президенты. Помните, Макрон и Ле Пен, вроде Макрон тоже был безусловным лидером, бывшим министром и так далее, а Ле Пен вообще за человека не считали, но дебаты были. Это говорит о европейской политической культуре. У нас выборы – это третьеразрядное дело. Центризбирком заявил, что надо Олимпиаду показывать, а дебаты перенести повыше в сетке, потому что о чем дебатировать.

Елена Рыковцева: Дебаты отдельно, кандидаты отдельно от выборов, потому что выборы уже закончились. Надо по процедуре подебатировать в загончике, они дебатируют, а выборы уже закончились.

Сергей Обухов: Всем все ясно, нам господин Киселев это внушает. Что мы будем делать как страна после 18-го числа? Я обращаюсь к господину Киселеву, к его хозяевам. Вы же призывали, чтобы выборы были легитимные, конкурентные, открытые. Где это? Страна стоит перед вызовами такими, что вопрос о будущем страны. И мы выборную кампанию в перерывах между Олимпиадой и прочими непонятными вещами.

Елена Рыковцева: Расскажите, какую стратегию дебатов вы выстраиваете. Они начнутся в среду у Владимира Соловьева – это большая трибуна.

Сергей Обухов: В регионах занятная идет ситуация. Всем кандидатам в регионах сообщают за 15–20 минут до начала дебатов – тема дебатов такая. Представитель Путина, близкий к администрации человек или общественный деятель уже приходит с написанным текстом, тема дебатов для них была известна. Но даже несмотря на это, мы отметили очень высокий интерес к региональным дебатам, десятки тысяч просмотров. Кстати, там не дотянулась костлявая рука ольгинских троллей, дизлайков пока еще мало. Мы ту же самую проблему испытываем, как только у нас просмотры ролика про Грудинина достигают 20 тысяч, сразу появляется такое количество дизлайков, которые сразу опускают его, чтобы дальше не было прироста.

Елена Рыковцева: У нас прямая трансляция тоже впервые с ботами, охота уже идет даже за прямым эфиром.

Сергей Обухов: Кстати, что думает по этому поводу YouTube. Хотя мы слышали уже разоблачения российского офиса YouTube на некорректность его поведения.

Елена Рыковцева: Я хочу уточнить очень важный момент. Команда Путина отказалась от бесплатного времени в эфире. Команда отказалась от дебатов, но вы сказали о каком-то представителе Путина, или где-то они будут появляться на этих дебатах?

Сергей Обухов: На дебатах в регионах они постоянно присутствуют, потому что там идут дебаты доверенных лиц.

Елена Рыковцева: То есть они будут посещать дебаты?

Сергей Обухов: Они уже посещают. Я вам рассказал о реальных дебатах представителей Грудинина с представителями Путина.

Елена Рыковцева: А в Москве к Соловьеву будут ходить представители Путина?

Сергей Обухов: Как раз на федеральном уровне они участвовать не будут.

Елена Рыковцева: А как вы это объясняете?

Сергей Обухов: Вы слышали, нам Киселев объяснил – президент занят и не царское дело.

Елена Рыковцева: А в регионах они все-таки считаются с народом, так получается?

Сергей Обухов: Потому что если отсутствие там будет людей Путина, а это очень большое количество времени, по сути дела они сдадут площадку полностью для оппозиции. На федеральном канале они загнали, ну что такое 8 утра.

Елена Рыковцева: И потом под руководством Соловьева, конечно.

Сергей Обухов: Если раньше Центризбирком советовался, кто должен вести, согласны ли, сейчас сказали: получили – распишитесь, недовольные пошли вон.

Елена Рыковцева: Этого судью уже поменять невозможно, в отличие от обычного судебного заседания.