Le Point.fr: Как сегодня Рамзан Кадыров правит Чечней?

Олег Хабибрахманов
: Рамзан Кадыров считает, что силы безопасности — основа его влияния. А все его влияние опирается на репрессии. Это его главный инструмент. У него есть две полиции. Обычная занимается поддержанием общественного порядка, а спецподразделения формируют его личную гвардию. Эти люди, кадыровцы, стоят над законом. По разным оценкам, их от 6 000 до 20 000 человек. Их можно узнать по черной форме (такой не носит больше ни одно российское подразделение), они прекрасно вооружены и прошли военную подготовку.

— Но ведь в Грозном теперь мир, его отстроили...

— Безусловно. Его даже называют кавказским Дубаем! В то же время безработица там высока, коррупция повсюду, а качеству жизни чеченцев не позавидуешь. Там полно небоскребов и роскошных домов, но они по большей части пустуют. По чеченским традициям состоятельный человек должен жить в собственном доме. Поэтому в квартирах живут люди более скромного достатка, и роскошные апартаменты оказались никому не нужны. Именно поэтому Жерару Депардье подарили пентхаус в Грозном!

 


С чеченцев постоянно требуют деньги. Они должны платить за все. Когда человека берут на работу в какое-нибудь госпредприятие, ему нужно отдать полугодовую зарплату тому, кто его нанимает! То же самое касается социальных и семейных пособий и даже пенсий. Чтобы их получить, нужно «поделиться» с чиновником, который их выдает. В этом весь абсурд экономики республики. Сама Чечня ничего не производит. Ее бюджет на 100% субсидируется из федерального. Клан Кадырова стремится подгрести под себя большую часть этой манны.

— Разве Путину не удалось положить конец конфликту?

— Во время второй войны в Чечне Кадыров-отец перешел из лагеря сепаратистов в российский и убедил последовать за собой немало сепаратистских лидеров. Однако разговоры об искоренении сепаратизма и терроризма могут показаться некоторым чеченцам оскорбительными, потому что они считают это борьбой за независимость.

Поэтому «успех» Путина в борьбе с терроризмом оказался весьма относительным. Большинство вооруженных боевиков просто перешли в соседние республики, Ингушетию и Дагестан. Проблема просто переместилась. Кадырову же выгодна террористическая угроза. Он манипулирует ей, чтобы добиться большей поддержки от Путина и федерального правительства.

— В Чечне больше нет терроризма? Но ведь поговаривают, что в рядах Исламского государства сражаются 2 500 чеченцев...

— В декабре 2014 года вооруженная группа устроила нападение в Грозном. По официальным данным, погибли 14 полицейских. В ответ Кадыров дал интервью, в котором пообещал, что с семьями нападавших (их всех убили) поступят по законам гор. Но что это значит? Как объяснил сам Кадыров, их дома сожгут, а родственников вышлют из страны. А чеченские семьи — большие семьи. Семьи террористов устанавливают тесные связи между собой для совместной борьбы с репрессиями.

Всего несколько недель спустя Кадыров сказал, что убийцы Бориса Немцова — настоящие патриоты, которые никогда бы не причинили зла России, но что если они виновны, их должны судить по российским законам. Удивительно, что Кадыров опять не упомянул тут закон гор. Ему не свойственно бросать своих. А обвиняемые официально входят в его личную гвардию и очень ему верны. Ему не просто от них отказаться. Раз речь тут идет о бойце батальона «Север», он не может быть простым козлом отпущения.

— Как вообще осуществляется контроль над чеченскими силами безопасности?

— Когда нам становится известно о похищении человека или преступлении армейского подразделения, мы обращаемся в Следственный комитет РФ, который должен провести обыски и допросить ответственных офицеров. Но когда следователь прибывает в Чечню, у него нет никакого доступа. Ему может пригрозить расправой даже простой полицейский. Офицеры обычно отказываются разговаривать с ним и не пускают его на территорию части, хотя следователь и уполномочен российским правительством.

— Какие отношения у Путина и Кадырова?

— Режим Кадырова абсолютно авторитарный. Он не слушает никого кроме Путина, и никто не может ничего ему сказать. Путин и Кадыров зависят друг от друга. Они нужны друг другу. Путин, понятное дело, намного важнее. Он хочет создать полицейское государство: под полицией в данном случае подразумеваются репрессии и информаторы. Сегодня в Чечне всем страшно. И это устраивает Путина, потому что формирует определенный баланс. Если баланс нарушится, это может привести к вооруженному конфликту. Уход Путина вновь поставит вопрос принадлежности Чечни к Российской Федерации. Стабильность Чечни опирается лишь на страх.

Приведу вам пример. Три месяца назад в родном селе Кадырова Центарое какой-то подросток нарисовал на стене исламистский флаг с надписью «Центарой поддерживает Исламское государство». Это вызвало настоящий шок. Говорят, что Кадыров плакал. Журналист написал, что это дело рук сына одного из заместителей министра внутренних дел. Отец сам передал его Кадырову. И с тех пор его больше не видели.

http://inosmi.ru/russia/20150425/227706635.html

 

«Чеченский беспредел» достал ФСБ: целый отдел отказался выходить на работу

 

 

Три десятка телохранителей Кадырова, постоянно живущие в Москве, по свидетельству бастующих сотрудников ФСБ, занимаются бандитизмом.

 

Агенты возмущены, что охранники Кадырова, пытавшие московского бизнесмена, вышли на свободу, и подумывают вывесить на Лубянке протестный транспарант

 

Россия стала свидетелем небывалой ситуации: в понедельник, 25 марта, целый отдел Федеральной службы безопасности отказался выходить на работу, протестуя против «чеченского беспредела» в Москве. Именно так чекисты воспринимают решение суда, освободившего из-под стражи последнего из охранников Рамзана Кадырова, которые ранее попались на похищении и пытках людей.

 

Чекисты в гостях у журналистов

Понимая, что даже самый решительный демарш в тиши коридоров легендарного здания на Лубянке ни к чему не приведет, представители самой могущественной из российских спецслужб решили рассказать журналистам о возмутившей их ситуации. В результате состоялась встреча ФСБшников с корреспондентами одного из самых оппозиционных изданий страны – «Новой газеты».

«Понимаете, нам не просто плюнули в душу – наши семьи поставили под удар, –постарался объяснить ситуацию полковник Р. – Зачем мы ездили в Чечню и собирали доказательную базу? Там нас пасли натуральные бандиты в форме, и мы почти стали заложниками. Люди в отделе возмущены до крайности!» – рассказал он.

Особое возмущение сотрудники ФСБ высказали по поводу того, что расследование дела находилось под личным контролем Александра Бастрыкина. Однако по мере того, как в давление со стороны чеченской «крыши» нарастало, контроль за делом, по свидетельству представителей спецслужбы, ослабевал. Глава Следственного комитета перестал требовать ежемесячных отчетов; затем был уволен следователь Чингиз Бериков, несколько раз «заворачивавший» ходоков из Грозного, предлагавших взятки за прекращение дела. Размер «отступного пособия», по данным чекистов, составлял 3,5 миллиона евро.

«И вот теперь мы узнаем, что этих самых «охранников Кадырова», которые занимаются в Москве криминалом, спокойно отпустили. Это как понимать? Лучше бы мы взятку взяли, которую нам предлагали!» в сердцах заявил журналистам майор ФСБ.

Кадыровская охрана: «некоторые любят погорячей»

Как стало известно журналистам, в Москве на постоянной основе базируется так называемый столичный отдел охраны Кадырова, в котором начитывается порядка 30 чеченцев. Формальным основанием для их нахождения в российской столице является необходимость обеспечивать безопасность чеченского главы.

В то же время, как стало известно обозревателям, эти сотрудники имеют прямое отношение к угонам элитных иномарок и переправке их боевикам Чечни и Дагестана. При этом охранники имеют автоматическое оружие, бронированный автотранспорт и спецпропуска-«непроверяйки».

За последние годы члены «элитного подразделения» отметились целой серией инцидентов, которые при несколько иной государственной политике рассматривались бы не как досадные происшествия, а как тяжкие преступления. 18 марта 2007 года оперуполномоченный Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих госзащите МВД Чечни, Зелимхан Исраилов, не поделил дорогу с водителем «девятки», москвичом Кочетковым. В результате возникшего конфликта житель столицы упал на асфальт, получил травму головы и скончался. Следствие не усмотрело в действиях Исраилова состава преступления.

В августе 2008 года все тот же Исраилов вместе с сослуживцем, оперуполномоченным Мусхаджи Мусулаевым, получил огнестрельные ранения во время «разборки». Обоих чеченцев доставил в реанимацию еще один сотрудник спецподразделения, Джамбулат Махматмурзиев.

Год спустя Исраилов вновь стал фигурантом дорожного инцидента. Посчитав, что водитель московского автобуса «лихачит», он ворвался в транспорт и выстрелил в ногу шоферу из табельного «Стечкина». Впрочем, москвич оказался не робкого десятка, и несмотря на ранение, поколотил чеченского полицейского монтировкой.

Дело вызывало широкий резонанс; представители правоохранительных органов обещали, что «виновный понесет наказание». Но в результате уголовное дело, как и все прежние, оказалось закрыто.

«Подработка в Москва-юрт»

В 2011 году чеченцы похитили гражданина, проходящего в уголовном деле под псевдонимом Григорьев. Мужчину доставили в московский дом бывшего боевика, в подвале которого время от времени содержатся заложники. Там охранники Кадырова стали избивать Григорьева железным ломом, а также, по данным следствия, насиловать в задний проход бильярдным кием. От похищенного требовали отдать 3 миллиона рублей или машину Lexus lx 570.

Спустя несколько часов, когда похищенный уже не подавал признаков жизни, кадыровские охранники запихнули его в багажник автомобиля и выбросили на обочину одной из трасс.

Григорьеву повезло: в скором времени его обнаружил прохожий, вызвавший «неотложку», и врачам удалось его спасти.

По делу о пытках и похищении следствие задержало Мусхаджи Мусулаева, Джамбулата Мухматмурзиева, Адама Исраилова, Хож-Ахмеда Исраилова и троих их знакомых: Ахмеда Дзамихова, Асламбека Темирова и Ибрагима Тагирова.

Потерпим еще полтора года?

Расследование этого дела, – отмечают представители ФСБ, – с самого начала столкнулось с серьезным противодействием. В Генпрокуратуру, Следственный комитет и Госдуму стали поступать открытые письма и обращения, авторы которых призывали «освободить борющихся с криминалом невиновных жителей Чеченской Республики, ставших заложниками коррумпированных сотрудников ФСБ и МВД и врагов президента Чечни Рамзана Кадырова». Давление стало оказываться и на свидетелей, и на следователей, расследовавших дело.

Адвокаты арестованных заявили, что чеченских полицейских в день преступления вообще не было в Москве. Чтобы опровергнуть состряпанное защитой «алиби», правоохранителям пришлось организовывать специальную командировку в Чечню, где следователи, находившиеся под защитой бойцов спецназа, установили, что собранные в защиту обвиняемых свидетельства – сфальсифицированы, а предоставленные в качестве доказательств фотографии «свадьбы», на которой они якобы присутствовали, сделаны годом ранее.

«Вы знаете, в тот день, когда отпустили последнего из них, мы напились всем отделом, – поделился с журналистами полковник ФСБ. – А утром написали справку-меморандум на имя директора ФСБ».

По его словам, после демарша к чекистам-забастовщикам пришел помощник руководителя спецслужбы и заявил, что «есть приказ с самого верха», согласно которому «до окончания Олимпиады в Сочи окружение Кадырова не трогать»: с ними, якобы, будут разбираться после. «Ага, давайте еще полтора года потерпим на улицах Москвы бандитов, вооруженных «Стечкиными» и с удостоверениями МВД?» – с горечью предложил один из бастующих ФСБшников.

Сотрудники спецслужбы рассказали, что теперь размышляют над тем, какие меры избрать для продолжения своей акции: объявить голодовку или вывесить на фасаде Лубянки протестный транспарант.

Виктория Фоменко

http://www.trud.ru/article/25-03-2013/1291200_tselyj_otdel_fsb_otkazalsja_vyxodit_na_rabotu_iz-za_chechenskogo_bespredela.html