Просматривая материалы, не забывайте, что Вы находитесь на сайте благотворительного фонда, который помогает в лечении онтологически больным детям. Жизнь ребёнка напрямую зависит от небольшого пожертвования. Обращаемся к сострадательным и милосердным людям.
Быть может именно ваш небольшой вклад спасёт чью-то жизнь. Любое пожертвование можно осуществить не отходя от компьютора..
Как помочь
Для родителей
Новости

Холодный ядерный синтез - Филимоненко Иван ВИДЕО

 

Холодный ядерный синтез - Филимоненко Иван

 

В 1957 году Иван Степанович Филимоненко предложил новый способ получения энергии за счет реакции ядерного синтеза гелия из дейтерия. 27.07.1962 г. им был получен патент 717239/38 «Процессы и системы термоэммисии» в котором описывается «теплый» ядерный синтез при температуре 1000? С путем электролиза тежелой воды. По секретному постановлению Совета Министров СССР и ЦК КПСС № 715/296 от 23.07.1960 г. «было отмобилизовано 80 предприятий и огранизаций» для выполнения работ по «теплому синтезу». После смерти Курчатова разработку начали «ужимать», а после смерти Королёва — закрыли вообще. Все работы Филимоненко были остановлены в 1968 году. Дело в том, что с 1958 года он вел научно исследовательскую работу по оценке радиационной опасности атомных и тепловых электростанций и испытаний ядерного оружия, а также применения ядерных энергетических установок на космических кораблях. В докладе, представленном ЦК КПСС на 46 страницах, ему удалось остановить программу запуска космических кораблей с ядерной установкой на Юпитер и Марс. В случае аварии при запуске или при возвращении их на Землю, радиационное заражение было бы равносильно 600 ядерным взрывам в Хиросиме, что, кстати, и было подтверждено аварийным падением трех искусственных спутников с ядерными установками на борту.

Остановка полетов на Юпитер и Марс вызвала гнев академиков, которые разрабатывали проекты ядерных энергоустановок для этих программ. Была организована травля Филимоненко, которая закончилась полным отстранением его от работы. Но он успел доложить в ЦК и правительство о масштабах радиационного заражения окружающей среды за счет работы ядерных и тепловых электростанций и опасности для всего человечества в случае продолжения испытаний ядерного оружия. Но никаких мер по защите от радиации принято не было, ни в Советском союзе ни в других ядерных державах. Хотя уже через несколько лет после проведенных в атмосфере ядерных взрывах в СССР было проверено содержание радиоактивных веществ в воздухе, земле, пище и организме людей. А данные были таковы: выяснилось, что территория Советского Союза, атмосфеа и продукты питания загрязнены радиоизотопами, которые в костях детей в СССР накапливаются в четыре раза быстрей, чем у детей в других странах. В килограме хлеба оказалось в двое больше радионуклеидов, чем в литре молока, но эти сведения были засекречены. А сам Филимоненко, после того как он высчитал, что каждый блок каждой атомной станции, даже при работе в безаварийном режиме ежегодно вырабатыает около 10 000 000 Кюри радиоактивных веществ, например радиоактивный газ криптон-85, который выбрасывается в атмосферу, был обвинен в подрывной деятельности против ядерных программ и был посажен в тюрьму на 6 лет.

В 1989—1990 гг в НПО „Луч“ в Подольске Московской области были воссозданы три термоэмиссионных установки мощностью по 12,5 кВт каждая. Была построена и космичесая установка «Топаз», легкий и мощный ядерный реактор термоэмиссионного типа – будущее сердце для космических кораблей с электрореактивными двигателями. Увы, первый «Топаз» взлетел в космос в 1988 году, под самый развал страны. А дальше с согласия Ельцина сначала ушел в США «Топаз», а потом были демонтированы и проданы за копейки и две опытные установки Филимоненко.

Алхимия и холодный ядерный синтезНо история на этом не закончилась. В 1989 году Мартин Флейшман и Стэнли Понс (который еще будучи гражданином УССР, состоял экспертом по новейшим советским термоэмиссионным ядерным установкам и по долгу службы должен был знать о работах Филимоненко) объявили о том, что им удалось заставить дейтерий превратиться в гелий при комнатной температуре в приборе для электролиза тяжелой воды. Как и Филимоненко, Флейшман и Понс использовали электроды, сделанные из палладия. Палладий отличает удивительная способность “впитывать” в себя большое количество водорода и дейтерия. Число атомов дейтерия в палладиевой пластине может сравниться с числом атомов самого палладия. В своем эксперименте физики использовали электроды, предварительно “насыщенные” дейтерием. При прохождении электрического тока через тяжелую воду образовывались положительно заряженные ионы дейтерия, которые под действием сил электростатического притяжения устремлялись к отрицательно заряженному электроду и проникали в него. При этом, как были уверены экспериментаторы, они сближались с уже находящимися в электродах атомами дейтерия на расстояние, достаточное для протекания реакции ядерного синтеза. Доказательством протекания реакции стало бы выделение энергии – в данном случае это выразилось бы в увеличении температуры воды – и регистрация потока нейтронов. Флейшман и Понс заявили, что в их установке наблюдалось и то и другое. Сообщение физиков вызвало чрезвычайно бурную реакцию научного сообщества и прессы. СМИ расписывали прелести жизни после повсеместного внедрения холодного ядерного синтеза, а физики и химики по всему миру принялись перепроверять их результаты.

Массачусетский технологический институт был одним из исследовательских институтов, привлеченных департаментом энергетики для проверки теории. Директор программы реакции горячего ядерного синтеза МТИ, профессор Рональд Паркер стал одним первых из критиков холодного синтеза. На первой странице газеты Hoston Herald от 1 мая 1989 г. Герольд обвинил Флейшмана и Понса в мошенничестве и околонаучном шарлатанстве. Это и стало призывом научному сообществу о войне против холодного синтеза. А как же, ведь эти химики получили за копейки результаты, тогда как физикам дают миллиарды, на потяжении вот уже сорока лет на исследования горячего ядерного синтеза, а результатов в обозримом будущем не предвидится.

Но многочисленные эксперименты в разных лабораториях говорили об обратном, при реакции выделялось не только аномально большое количество тепла (в миллион раз превышающего тепловой эффект от любой из химических реакций) но и гелий и тритий (получить котрые химическим путем невозможно). Поначалу в нескольких лабораториях вроде бы смогли повторить эксперимент Флейшмана и Понса, о чем радостно сообщали газеты, однако постепенно стало выясняться, что при одних и тех же начальных условиях разные ученые получают совершенно несхожие результаты. С самого начала над этой темой дамокловым мечом висело одно из самых серьезных обвинений в науке – неповторяемость эксперимента. Иногда датчики фиксировали эффект, но его никому не предъявишь, потому что уже в следующем эксперименте никакого эффекта нет. А даже если и есть, то в другой лаборатории он, в точности повторенный, не воспроизводится. На протяжении десятков лет холодный синтез проявлял поразительную капризность и упорно продолжал мучить своих исследователей неповторяемостью экспериментов. Многие уставали и уходили, на их место приходили немногие – ни денег, ни славы, а взамен – перспектива стать отверженным, получить клеймо «маргинального ученого». Привлечение средств на исследования для многих ученых стало даже более важным, чем сами исследования. Центр по исследованию горячего ядерного синтеза при МТИ, финансируемый из госбюджета, стал одним из самых громких голосов против холодного синтеза. Иронично, но при повторном рассмотрении результатов, полученных МТИ была обнаружена странная непоследовательность, а промежуточные записи эксперимента, как оказалось, содержали информацию о выделении черезмерного количества тепла. Но в окончательной версии отчета, представленной институтом, эффект был подкорректирован, чтобы скрыть этот факт. Обнаруживший подлог инженер Eugene Mallove, главный научный журналист МТИ уволился в знак протеста.

После этой истории большинство серьезных исследователей прекратили работы по поиску путей осуществления холодного ядерного синтеза. Однако в 2002 году эта тема снова всплыла в научных дискуссиях и прессе. На сей раз с претензией на открытие выступили физики из США Рузи Талейархан (Rusi Taleyarkhan) и Ричард Лейхи (Richard T. Lahey, Jr.). Они заявили, что смогли добиться необходимого для реакции сближения ядер, используя не палладий (одни его образцы давали эффект, другие нет), а эффект кавитации.

Кавитацией называют образование в жидкости полостей, или пузырьков, заполненных газом. Образование пузырьков может быть, в частности, спровоцировано прохождением через жидкость звуковых волн. При определенных условиях пузырьки лопаются, выделяя большое количество энергии. Как пузырьки могут помочь в ядерном синтезе? Очень просто: в момент “взрыва” температура внутри пузырька достигает десяти миллионов градусов по Цельсию – что сравнимо с температурой на Солнце, где свободно происходит ядерный синтез. Талейархан и Лейхи пропускали звуковые волны через ацетон, в котором легкий изотоп водорода (протий) был заменен на дейтерий. Им удалось зарегистрировать поток нейтронов высокой энергии, а также образование гелия и трития – еще одного продукта ядерного синтеза.

Несмотря на красоту и логичность экспериментальной схемы, научная общественность восприняла заявления физиков более чем прохладно. На ученых обрушилось огромное количество критики, касающейся постановки эксперимента и регистрации потока нейтронов. Талейархан и Лейхи переставили опыт с учетом полученных замечаний – и снова получили тот же результат. Тем не менее, авторитетный научный журнал Nature в 2006 году опубликовал статью, в которой высказывались сомнения в достоверности результатов. Фактически, ученых обвинили в фальсификации. В Университете Пердью, куда перешли работать Талейархан и Лейхи, было проведено независимое расследование. По его итогам был вынесен вердикт: эксперимент поставлен верно, ошибки или фальсификации не обнаружено. Несмотря на это, пока в Nature не появилось опровержения статьи, а вопрос о признании кавитационного ядерного синтеза научным фактом повис в воздухе.

Следующее сообщение об успешной публичной демонстрации установки пришло из Университета Осаки в мае 2008 года. Группа японских физиков под руководством профессора Ёсиаки Араты (Yoshiaki Arata) создала особые структуры, наночастицы, специально подготовленные кластеры, состоящие из нескольких сотен атомов палладия. Главная особенность этих нанокластеров состоит в том, что они имеют внутри пустоты, в которые можно закачивать атомы дейтерия до очень высокой концентрации. И когда эта концентрация превысит определенный предел, дейтоны сближаются друг с другом настолько, что могут сливаться, и начинается реакция ядерного синтеза. Эта реакция идет сразу по нескольким каналам, основной из них – слияние двух дейтонов в атом лития-4 с выделением тепла. В своей работе они использовали уже знакомый палладий. Точнее, смесь палладия с оксидом циркония. “Дейтериевая емкость” этой смеси, по утверждениям японцев, еще выше, чем у палладия. Ученые пропускали дейтерий через ячейку, содержащую эту смесь. После добавления дейтерия температура внутри ячейки поднялась до 70 градусов по Цельсию. По словам исследователей, в этот момент в ячейке происходили ядерные и химические реакции. После того как поступление дейтерия в ячейку прекратилось, температура внутри нее оставалась повышенной еще в течение 50 часов. Хорошо, но это все физика, может быть даже химия, а в чем же здесь алхимия? Дело в том, что кроме предсказанных теорией трития и гелия 4, в реакторе обнаруживались ионы меди, серебра, хрома, цинка, платины и других металлов, которых быть там просто не должно. Причем все эти металлы были представленны своими стабильными, а не радиоактивными изотопами!

Есть и еще один эффект, который был замечен еще Филимоненко. На рассстоянии десятков метров вокруг работающей установки резко снижается количество радиоактивных изотопов вообще! Даже того калия-40, тоннами которого мы почему-то так любим удобрять поля, а потом накапливаем его в своем организме. Потенциальное благо этой технологии для природы огромно, так как эта технология дает к ключ к утизации отработанных ядерных топливных элементов, преобразуя их в безопасные металлы. В 1999 году на эти исследования министерство энергетики США предоставило грант Джорджу Майли, профессору университета штата Иллинойс. Через несколько дней после объявления о выделении гранта, критики холодного синтеза атаковали работу Майли и лишили его финансирования. На заседании секретной комиссии, которая была создана, чтобы отозвать грант, присутствовал ярый противник холодного синтеза доктор Хейзин.

Создатель технологии «теплого» ядерного синтеза, вел энергетические программы государственного масштаба. 1924 г.р. Филимоненко «В 1957 году предложил новый способ получения энергии за счет реакции ядерного синтеза гелия из дейтерия.» [1,8] «Филимоненко создал чистую термоэмиссионную установку (ТЭГЭУ)». [1,8] «Применяемые в ТЭГЭУ тепловыделяющие элементы» не ядерные реакторы (с делением ядер), а установки ядерного «теплого» синтеза при средней температуре 1150 гр. Ц.” [1,8] В 1957 год под его руководством был создан реактор, который производил энергию в виде пара высокого давления, давал на выходе водород и кислород, и подавлял радиацию. По решению ЦК КПСС и Совета Министров № 715/296 of 23.07.1960 предполагалось использовать предлагаемую Филимоненко концепцию для производства энергии, движущей силы, защиты от ядерного излучения. В 27.07.1962 году получил патент 717239/38 «Процессы и системы термоэммисии» в котором описывается т. н. «теплый» термоядерный синтез при температуре 1000 гр. Цельсия путем электролиза тежелой воды. Технология Филимоненко имела также биологические и гравитационные коннотации. «Курчатов, Королев и Жуков добились включения работ Филимоненко в Государственную Программу научно-технического прогресса в СССР.» [1,8] По секретному постановлению Совета Министров СССР и ЦК КПСС № 715/296 от 23.07.1960 г. «было отмобилизовано 80 предприятий и огранизаций» для выполнения работ по «теплому синтезу». [1,8] После смерти Курчатова разработку начали «ужимать», а после смерти Королёва — закрыли вообще. Все работы Филимоненко были остановлены в 1968 году. Филимоненко был посаден в тюрьму на 6 лет, за его деятельность против ядерных программ. Не устранив Филимоненко невозможно было посадить страну на нефтяную иглу. «Физико-химик С. Понс еще будучи гражданином УССР, состоял экспертом по новейшим советским термоэмиссионным ядерным установкам» [1,8] и по долгу службы должен был знать о работах Филимоненко. «В 1989—1990 гг в НПО „Луч“ в Подольске Московской области под руководством Филимоненко воссозданы три ТЭГЭУ мощностью по 12,5 кВт каждая.» [1,9] В 1989 и 1990 гг. на предприятии «Луч» были созданы два реактора Филимоненко: труба длиной 0.7 м диаметром 0.041 м. Масса палладиеввой части 9 грамм. Мощность 12,5 кВт на реактор. [1] Уж синтез близится, Курчатова ж все нет. Н.Заев к.т.н «Изобретатель и рационализатор» № 1 1995 г, стр. 8-9

Иван Степанович Филимоненко - Никому ничего не говорит фамилия Ивана Степановича Филимоненко?

Этот человек практически создал источник неисчерпаемой инергии и антигравитацию не обошёл, вот к примеру выдержка: Есть сведения, что Филимоненко удалось-таки создать аппарат, летающий за счет отталкивания аппарата от магнитного поля Земли с подъемной силой в 5 тонн… И от 100 милионов зелёных отказался патриот, а американцы принцип его установки (которую им ЖИД Ельцин продал) так и не поняли, в интернете много про него, но вот только всё вскользь. Подробней в журнале Русская Мысль, 1994 год номер 1-6…

В Москве прошли очередные Зигелевские чтения, названные так в честь знаменитого советского астронома Зигеля, одного из первых отечественных уфологов. Зигелевские чтения проводятся дважды в год и на первый взгляд всего более напоминают выездное заседание академии наук в психиатрической больнице имени Ганушкина. С одной стороны, чтения – мероприятие научного толка и люди (в большинстве – ученые со степенями и званиями) приезжают сюда доложить о своих открытиях, гипотезах и разработках.С другой стороны, поскольку все присутствующие так или иначе связаны с уфологией и являются поклонниками непознанного, то гипотезы их многим могут показаться безумными, а идеи – бредовыми (особенно если докладчик честно признается, что осенило его по ходу контакта с инопланетным разумом). Да плюс на чтениях в качестве обилеченных слушателей (плати тридцать пять рублей и проходи кто хочет) всегда полным-полно людей, от понятия нормы бесконечно далеких, – бормочущие на мертвых или вовсе не существующих языках контактеры, нервные мужчины в шапочках из фольги (чтобы отражать вредные лучи), девушки, изнасилованные пришельцами с Ганимеда, потомственные колдуны, ясновидящие, поэты, творящие в соавторстве с другими сущностями (“Орионский” – это ваш псевдоним? Нет, это мой соавтор, носитель моего “эйдоса”-смысла, человек, живущий в другом времени).

Однако присутствует здесь публика и совершенно другого рода. Военные (в штатском), сотрудники разведки и контрразведки, фээсбэшники - люди, по роду деятельности сталкивающиеся с непознанным в лице НЛО и обладающие поэтому более широким взглядом на вещи, чем по уставу положено. Они внимательно слушают докладчиков, а потом, болея за торжество прогресса и величие отечества, пытаются объяснить начальству что вот то-то и то-то может быть исключительно интересно для оборонки, например, так что давайте напишем в Совет безопасности, пусть рассмотрят.

Исследования, о которых на Зигелевских чтениях рассказывают, бывают не просто интересными. Они бывают сногсшибательными. В свое время именно здесь, например, прозвучали первые доклады по торсионике и микролептонике (оба эти направления изучают прежде не известные науке поля и излучения, в существовании которых многие по сей день сомневаются). Отцом микролептоники у нас считается академик Международной академии энергоинформационных наук Анатолий Федорович Охатрин. Именно он открыл микролептоны – сверхлегкие элементарные частицы принципиально нового типа, обладающие свойствами, противоречащими всему, что знает и изучает современная наука. Не вдаваясь в теорию, скажу для наглядности, что на микролептонных снимках, например, можно увидеть то, что некоторые называют “астральным двойником”. Похоже на зеркальное отражение (человека, предмета), только менее четкое. Уж не знаю, насколько и кому могут пригодиться памятные снимки астральных тел. Но вот практические разработки Охатрина и приборы, созданные в его лаборатории, нужны бесспорно. Скажем, датчик, который за несколько дней предупреждает о землетрясении в любой точке земного шара (он фиксирует микролептонное излучение чреватого сдвигами и разломами напряжения в земной коре). Или взять методику поиска полезных ископаемых, основанную на тех же принципах микролептоники. В лаборатории Охатрина был создан передвижной комплекс, который умещается на борту вертолета. После соответствующей торсионной обработки на сделанном сверху снимке местность высвечиваются места залегания полезных ископаемых (любых, от золота до нефти) с точностью почти стопроцентной (при том что традиционные методы поиска дают максимум 50% попадания). Метод геологоразведки, разработанный Охатриным, позволяет, впрочем, не только определить, где залегает нефть (газ, уголь, кварц и т.д.), но и получить сведения об их химическом составе. Более того, этот самый состав изменить.

Например, в Сургуте на одной из старых нефтяных скважин провели следующий эксперимент. На глубину три километра опустили вибрационный генератор, излучение которого возбуждало очень мощное микролептонное поле Земли. Нескольких минут хватило, чтобы в нефти, взятой из скважины на анализ до и после эксперимента, в два раза снизилось содержание парафинов и битума, на двадцать процентов уменьшилась вязкость. То есть резко улучшилось качество (выход легких фракций увеличился с 6 до 18 процентов). Насколько мне известно, изобретением Охатрина чрезвычайно заинтересовались наши зарубежные товарищи, и для некоторых из них он даже выполнял геолого-разведочные работы по своей методике. Возникает, конечно же, вполне резонный вопрос: а у нас-то почему геологи до сих пор бродят по тайге в поисках полезных ископаемых? Ведь куда лучше было бы оборудовать комплексами Охатрина четыре эскадрильи вертолетов, которые день и ночь кружились бы над просторами Родины в поисках нефти, угля, золота и всего прочего, способствующего процветанию державы. Полетали, нашли, а там уж знай себе бури да богатей. Так почему же не летают над просторами необъятной Родины эти эскадрильи? Увы, ответа нет. Да, в свое время о разработках Охатрина было доложено правительству. Да, правительство приняло это к сведению. Но и только. Почему? Может, потому, что костьми легли против внедрения новых технологий ЖИДО-ученые и ЖИДО-чиновники, отвечающие у нас за поиски природных ресурсов. Это ведь ломать всю десятилетиями сложившуюся систему работы, это ведь не только полевые геологи никому не будут нужны, но и (страшно подумать!) люди с куда более высоким положением.

В итоге Охатрин, по слухам, продолжает время от времени работать на зарубеж. Говорят, правда, что в последнее время он все дальше отходит от прежнего направления своих работ и все глубже погружается в ре-лигою. Его последние исследования связаны и с изучением благоприятного влияния куполов на человека. С точки зрения микролептоники, конечно. Знакомые Охатрина уверяют, что в его московской квартире хранится обломок НЛО, упавшего в 77-м в Латвии (Рижский феномен). Довольно большой кусок аморфного алюминия с прожилками золота. В частности, изучение этого самого обломка и подтолкнуло Охатрина к созданию его теории. В прессе его периодически обвиняют в том, что работает, дескать, над психотронным оружием (как-то ученый обмолвился, что люди, так же как и неодушевленные предметы, имеют ауру из микролептонных оболочек и на нее можно воздействовать генераторами микролептонных полей, что вызовет перестройку ауры и как следствие глубинные изменения в структуре твердого вещества. Ну и понеслось: зомбирование, разрушение сознания)… Некоторые считают его сумасшедшим но.... Ученика Охатрина, Акимова, считают, напротив, здоровым.

Но при этом – аферистом. Анатолий Евгеньевич Акимов, руководитель Межотраслевого научно-технического центра (МНТЦ) “Вент” и Международного института теоретической и прикладной физики, изучаетторсионные поля (некоторые считают торсионику частным проявлением микролептоники, некоторые – наоборот, но в любом случае это вполне родственные направления). Разработки Акимова не менее интересны, чем у Охатрина. Но, будучи человеком более энергичным, он попытался привлечь к ним внимание правительства и нажил кучу врагов в научных кругах.
По борьбе с Акимовым и прочими представителями “лженауки” была развернута целая кампания, в общем и целом напоминающая гонения на Менделя. При президиуме ЖИДОРАН создали Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, председатель которой – ЖИДОакадемик РАН Э.П. Кругляков. Вот лишь некоторые выдержки с его сайта: “Теория” Акимова есть бред сивой кобылы. Но г-н Акимов продолжает рекламировать свою бредовую книжонку, продавая ее через Интернет за 100 с лишним долларов. В Интернете швыряла Толя Акимов вещает о своих достижениях на английском языке. А еще он пудрит мозги третьесортным ученым из разных стран, рассказывая им о своих великих достижениях в области создания суперсовременных торсионных технологий… Председатель Комитета по безопасности (Госдумы II созыва. – К.К.) представил проект закона “О защите психосферы человека”. Удивительно, что среди депутатов Государственной думы все еще ходят сведения о зловещих генераторах, с помощью которых можно воздействовать на психику человека”.

Но ведь можно же – вот в чем все дело…

Не прижились у нас и открытия русского ученого Ивана Степановича Филимоненко. Он больше всего известен как изобретатель вполне земной летающей тарелки на магнитной тяге. Есть сведения, что Филимоненко удалось-таки создать аппарат, летающий за счет отталкивания аппарата от магнитного поля Земли с подъемной силой в 5 тонн. Есть и другие сведения: все это миф и тарелка не летает. Но мы сейчас не о тарелках, которые то ли летают, то ли нет. Мы говорим о совершенно реальных вещах. Филимоненко, например, создал приспособление по снижению степени радиоактивности определенных объектов, а также экологически чистые энергетические установки, не потребляющие органического топлива. Его установки, работая на энергии холодного ядерного синтеза, дезактивируют радиоактивные излучения и одновременно производят энергию, а в качестве отходов – водород и кислород, а также пар высокого давления, который может вращать турбину. Если разместить ее на берегу зараженного озера, например, то установка мало того что будет это озеро и прилегающие территории очищать, но и вырабатывать при этом энергию, не потребляя ни угля, ни газа, ни нефти, - небольшой поселочек неподалеку этой энергией сможет обеспечивать.
Благодаря вмешательству и личной поддержке Курчатова и Королева в начале 60-х под руководством Филимоненко шли интенсивные разработки, проектирование и научные исследования по столь обещающей тематике. Но после смерти Курчатова и Королева все работы были свернуты (на 30 ведущих предприятиях и организациях СССР), а Филимоненко уволен. Между тем, кабы довести работы до логического завершения, на установках Филимоненко при получении тепла и электроэнергии без применения угля, нефти и газа ежегодно в СССР можно было бы экономить около 200 миллиардов рублей (это в 60-е годы!). Филимоненко возобновил работу лишь в конце 80-х. С 1989 по 1991 годна опытном заводе НПО “Луч” под его руководством были изготовлены три опытных образца энергетических установок и заново разработаны чертежи установок для подавления радиации. Насколько мне известно, несколько таких установок было заложено в Челябинской области. Но их, как у нас водится, отчего-то до ума так и не довели. Передвижную установку для зачистки зоны чернобыльской аварии тоже применять не стали. А Филимоненко снова уволили с работы.

В принципе самым логичным решением с его стороны было бы, наверное, продать свои замечательные разработки за бугор да и жить припеваючи. Тем более что в 70-х годах кто-то вывез-таки на Запад полный комплект документации на его установки. Но попытки американских ученых воспроизвести их не увенчались успехом, поскольку Филимоненко умышленно не поместил в отчеты важнейшие параметры и режимы работы своего детища. Говорят, в этой связи ему пытались делать очень привлекательные предложения. Но Филимоненко – человек крайне непрактичный, к тому же патриот. Он предпочитает жить в бедности, зато на Родине. Кормится ученый преимущественно с огорода, где снимает в год по четыре урожая благодаря на основе его же разработок созданной чудо-пленке, которая впускает тепло, но при этом категорически его не выпускает и сохраняет чуть не до бесконечности. Только не спрашивайте меня, где же эта пленка, почему никто не наладит ее выпуск в количествах, достаточных для обеспечения всех дачников, чтобы они могли растить на участке ананасы и снимать по три урожая. И не спрашивайте, отчего наше сельское хозяйство не хочет наделать парников, покрыть их этой пленкой и вытеснить наконец с отечественного рынка импортные помидоры. Вы ведь и без меня знаете, что ответа на эти вопросы нет как нет.

Еще один персонаж с драматической судьбой – Римилий Федорович Авраменко, тоже уфолог.

Основные его работы связаны с изучением плазмы (как известно, НЛО чаще всего появляются именно в плазменной оболочке). Авраменко пытался создать плазменные генераторы, которые могли бы совершить переворот в области создания альтернативных источников энергии. Один из своих приборов Авраменко демонстрировал в 91-м в лаборатории образование шаровой молнии, причем плазма “выстреливалась” из нее либо в виде жгута, либо, по желанию, в виде сгустков – искусственных шаровых молний. Самым интересным было то, что этот плазмоид расходовал энергии на порядок больше, чем было затрачено на подготовку “выстрела”. По словам Римилия Авраменко, это все равно что “вы налили в мензурку 200 граммов, а выпили литр”.

Авраменко предлагал применять плазмоид, управляемый при помощи лазерного или СВЧ-излучения, для противоракетной обороны. Плазмоид фактически неуязвим – его невозможно сбить. Ракета или самолет при встрече с ним сходит с траектории полета и разрушается под воздействием перегрузок (возникающих от резкого перепада давления снаружи и внутри летящего тела). По некоторым данным, на одном из наших полигонов даже проводились испытания, во время которых снаряд, пролетая через плазменные разряды, отклонялся от обычной траектории и разрушался. При этом следует отметить, что плазменное оружие стоит на несколько порядков дешевле оружия, применяемого в программе СОИ, и гораздо проще в управлении. К слову, плазмоид мог бы оказаться очень эффективен при борьбе с грозящими нам мировой катастрофой астероидами, о которых сейчас так много говорят на Западе.

Снова вопрос: где же эта система? Военные молчат. Занимается ли кто-то этим сейчас? Нет ответа. А Авраменко мы спросить не можем. Он умер в феврале этого года, много лет проработав с убийственными для человека частотами живой материи. Остались лишь его ученики да жгутовой бластер – та самая демонстрировавшаяся в 91-м занятная поделка, которую сам Авраменко называл действующей моделью меча архангела Гавриила. Луч этого бластера легко пробивает стальные двери и толстые стены. Такой вот секвестр…

Я, собственно, вот к чему. Все вышеперечисленное – лишь малая часть идей, гипотез и разработок, о которых идет речь на Зигелевских чтениях. Да, я не исключаю, что половина, даже девять десятых из того, что здесь обсуждается, есть “антинаучный бред сивой кобылы” (если пользоваться лексиконом г-на Круглякова). Но если хотя бы одна десятая, будучи реализованной, может облегчить нашу многотрудную жизнь и сэкономить родному государству миллионы, кабы не миллиарды долларов (при затратах на исследования гораздо меньших), то, возможно, представителям власти стоит задуматься об этом. И создать, например, независимую комиссию (не имеющую отношения ни к Академии наук России, с одной стороны, ни к уфологам – с другой), чтобы определить, насколько безумные идеи безумны, а насколько перспективны.

Жизнь – схватка безсмертия с радиацией

Подразделение с таким названием на секретной фирме “Красная Звезда” более сорока лет назад возглавлял Иван Степанович Филимоненко. Под его руководством проектировались энергетические блоки и системы жизнеобеспечения для полётов на Марс. В рамках этой программы учёный
разработал установки “холодного ядерного синтеза”, которые должны были служить двигателями для межпланетных кораблей и неисчерпаемым источником экологически чистой энергии для обитаемых станций на поверхности Красной планеты. Однако вскоре стало ясно: “холодному термояду” найдётся применение и на Земле. Оказалось, скоростью ядерного распада можно управлять и превращать радиоактивные вещества в нейтральные. В считанные часы удаётся обезвредить самые долгоживущие изотопы, избежав при этом ядерного взрыва.

Именно это открытие убедило руководство страны принять в 1960 годузакрытое постановление партии и правительства № 715269 о создании принципиально новых источников энергии и методов подавления радиации. И они действительно были созданы – но вот незадача: Иван Степанович наотрез отказался заменить своими установками атомные реакторы в подземных городах-убежищах для советской высшей партноменклатуры.

Карибский кризис показал: СССР и США готовы развязать термоядернуювойну. Единственное, что сдерживало мировую ЖИДО элиту, – это отсутствиев бункерах для сильных мира сего экологически чистых источниковэнергии. За несколько месяцев атомный реактор мог отравить любой подземный город. Тем более что он наполнялся радиоактивным радоном, идущим из строительных материалов. Если бы учёный отдал свою установку, которая не только даёт чистую энергию, но и подавляет
радиацию, то ЖИДОэлита почувствовала бы себя безнаказанной и развязала бы ядерную войну, чтобы стереть с лица земли лишних людей, которые могут перенаселить планету. Результатом этого отказа для Филимоненко стали многочисленные партийные выговоры, лишение всех должностей и званий, наконец, увольнение с работы с волчьим билетом. С тех пор уже тридцать лет Иван Степанович кормит себя и семью, выращивая на продажу овощи, фрукты и кур на ЦеКовской даче, которую ему когда-то подарили завыдающиеся достижения в науке.

Я познакомился с физиком лет десять назад. Он стал героем нескольких моих статей, в которых рассказывалось об удивительных перспективах его установок “холодного термояда”. Мне даже удалось побывать на “Красной Звезде”, где руководство показало разработки Филимоненко, требующие немедленного внедрения. Ведь они давали реальную надежду на выход из энергетического и экологического кризисов… Но, как часто бывает в России, изобретения Филимоненко были преданы забвению, а сам учёный исчез с моего горизонта на несколько лет.

Иван Степанович появился вновь так же неожиданно, как и пропал. Нетак давно в моём кабинете неожиданно зазвонил телефон, в трубкезнакомый голос:

– Вас безпокоит Филимоненко. Я должен рассказать вам очень важное для всех людей.

И вот он снова у меня. За прошедшие годы физик почти не изменился. Одет всё в тот же ветхий костюм, перчатка скрывает изувеченную ладонь и пальцы левой руки. Начинаем безедовать. Оказывается, в последнее время Иван Степанович серьёзно занялся проблемами экологии и решил поделиться со мной своими соображениями по проблеме грядущей глобальной экологической катастрофы. Несмотря на всемирные конгрессы в Рио-де-Жанейро и Киото, начал Филимоненко, и выполнение большинством стран,участвовавших в их работе, обязательств по ограничению вредных выбросов в окружающую среду, человечество по-прежнему движется к экологической катастрофе. Я говорю вам это с полной ответственностью, как эксперт комитета по безопасности Государственной Думы РФ.

Иван Степанович утверждает: главной причиной продолжающегося ухудшения экологической обстановки стало небывалое задымление атмосферы в крупных городах. Причём наибольший вред здоровью людей наносят выхлопы автомобилей. Полнота сгорания топлива любых двигателей не превышает 95 процентов. 5 процентов выбрасывается в воздух в виде мелких капелек. А бензин и солярка прекрасно растворяют тяжёлые радиоактивные газы радон и криптон. Мы вдыхаем эту радиоактивную смесь, и она резко укорачивает нашу жизнь. Напомню, радон естественно выделяется из земли и строительных материалов в результате распада микропримесей урана и других тяжёлых металлов. А криптон (и радон тоже) образуется в атомных реакторах, из которых радиоактивный газ попадает в атмосферу. Но учёные до сих пор не создали технологии для утилизации инертного газа криптона, который легко преодолевает все преграды и протекает сквозь любые стены.

ЖИДО-Ядерщики скрывают эту страшную тайну. Полвека назад на заре атомной энергетики они надеялись, что со временем удастся разработать технологии для утилизации криптона. Но потом выяснилось: это принципиально невозможно. В результате все мы стали заложниками так называемой экологически чистой атомной энергетики. Даже если АЭС работают без аварий, они всё равно отравляют окружающую среду. Дым автомобилей, впитавший в себя природный радон и рукотворный криптон (только в Москве работает сорок атомных реакторов), производит сущий погром в нашем организме. Мало того, многие пищевые продукты загрязнены тяжёлыми металлами, усиливающими разрушительное действие радиоактивных газов.

 
 
 
Последнее редактирование: 4 года 2 мес. назад от SERGEI V..
Администратор запретил публиковать записи.
 

Re: Иван Степанович Филимоненко и холодный ядерный синтез 4 года 2 мес. назад #68232

  • SERGEI V.
  • SERGEI V. аватар
  • Вне сайта
  • Заблокирован
  • Сообщений: 109
  • Спасибо получено: 261
  •  
  •  
Лукавая реклама расхваливает калийные удобрения, а ведь они содержат примеси радиоактивного изотопа калия-40, который через пищу попадает в наш организм. Ядро калия-40 при распаде испускает бета-частицу, убивающую 1125 клеток. А всего в окружающей среде сейчас содержится около шести тысяч разновидностей радиоактивных изотопов, проникающих тем или иным путём внутрь нас. В результате в каждом кубическом сантиметре нашего тела происходит около 15 ядерных распадов в секунду. Разрушения, которые вызывают в нём частицы высоких энергий, многократно сокращают среднюю продолжительность человеческой жизни.

Несомненно, что мы станем жить дольше, – считает Филимоненко, – если будем поглощать меньшее количество радиоактивных веществ, ведь сегодня все мы в той или иной степени страдаем лучевой болезнью. Частицы высоких энергий убивают иммунные тела, понижая тем самым сопротивляемость заболеваниям. А главное – эти частицы повреждают хромосомы, что, по мнению генетиков, и есть главная причина старения. Но если мы станем уменьшать объём радиоактивных элементов в окружающей среде, а следовательно – внутри нас, то старение будет замедляться, а потом наступит омоложение организма. При нулевом радиационном фоне мы сможем стать физически бессмертными. Тут возникает множество вопросов. Почему ещё несколько столетий назад люди жили в среднем около тридцати лет, хотя окружающая среда была загрязнена несоизмеримо меньше, чем сейчас. По мнению Филимоненко, это объяснялось тем, что очень много народа погибало в войнах, во время эпидемий чумы, холеры, оспы… Сейчас, когда большинство инфекционных болезней побеждено медициной, наблюдается увеличение средней продолжительности жизни. Но древние люди, которые были защищены от войн и болезней, жили в несколько раз дольше нас. Иван Степанович убеждён: библейские патриархи и вправду умирали чуть ли не в тысячелетнем возрасте. А шумерские цари, как сказано в клинописях, жили до сорока тысяч лет.

Сегодня генетики ломают голову, как предотвратить укорачивание хромосом, ведущее к старению и смерти. По мнению изобретателя, сделать это “очень просто”: надо прекратить бомбардировку хромосом частицами высоких энергий. Более того, человек может стать бессмертным, если будет жить в искусственной среде с нулевым радиационным фоном. Таких условий обитания не было у древних патриархов и царей, ведь радиоактивные вещества попадали в воздух, землю и воду в результате извержений вулканов, потому-то они и не жили вечно.

Единственный путь для создания этих условий, – считает Филимоненко, – это широкое использование установок “холодного термояда”, поскольку только они смогут очистить окружающую среду от
радиационного загрязнения. Конечно, пока ещё у человечества не хватает сил, чтобы спасти всю планету от радиоактивных загрязнений. Поэтому изобретатель предлагает другой выход – вполне реальный: выращивать сельскохозяйственную продукцию – в вакуумных теплицах. В отличие от обычных в них будут двойные стёкла, а между – вакуум. Такой пакет – идеальный теплоизолятор. По расчётам, для таких теплиц вообще не нужно отопление. Мало того, они сами смогут вырабатывать энергию за счёт преобразования излишков солнечного света в электричество и тепло в установках, подобных тем, что раньше использовались на космических станциях.

В СССР было 217 миллионов гектаров посевных площадей. Если на этой площади построить парники с вакуумной изоляцией, то можно снабдить продуктами питания и электроэнергией всё человечество. Эти теплицы будут давать несколько урожаев в год. Сначала нужно, – считает Филимоненко, посадить топинамбур, переработать его, получив 6,5 миллиарда тонн технического спирта, и перевести на это топливо весь транспорт и всю энергетику мира. Для второго урожая следует посеять зерновые. При урожайности в 70 тонн с гектара (как на Кубани) получится 258 килограммов зерна на каждого жителя планеты. А третий урожай – овощи и зелень: это даст 4,8 тонны на человека в год. Естественно, часть сельхозплощадей необходимо будет отвести под фруктовые сады и пастбища для скота. Итак, вакуумные теплицы могут стать поставщиками очень дешёвых сельхозпродуктов, снабдить экологически чистым топливом весь транспорт и всю энергетику мира. А со временем они смогут заменить и электростанции, которые отслужат свой срок. С помощью космических технологий солнечный свет будет сразу преобразовываться в электричество и тепло.

Но самое главное – необходимо оборудовать теплицы установками “холодного термояда”, которые станут источником “живого света” – так учёный называет излучение, подавляющее радиацию. Они очистят от неё воздух, воду, почву и сделают теплицы лучшими лечебницами для людей, страдающих от лучевой болезни. Со временем все жители Земли переберутся под рукотворный защитный купол в райские сады, где человечество обретёт наконец бессмертие. На первый взгляд идея Филимоненко – утопия. Однако расчёты показывают: вакуумные теплицы на территории России смогли бы вместить и прокормить всё человечество. А денег на них ушло бы не больше, чем было выброшено на ветер только в нашей стране при попытках овладеть энергией высокотемпературного термояда. По мнению Ивана Степановича, все необходимые технологии для создания райских садов сегодня уже есть. Так, ещё сорок лет назад он получил монокристаллы бора – непревзойдённый теплоизолятор, пропускающий солнечный свет. Именно из него изобретатель собирается делать панели для вакуумных теплиц. Их конструкция также уже разработана Филимоненко. Ещё четыре года назад он с гордостью показывал мне на “Красной Звезде” первую такую панель.

Отсутствие радиации в райских садах сулит сделать людей абсолютно здоровыми и практически безсмертными. Но население планеты станет расти так быстро, что скоро ему не хватит места на всей Земле, не говоря уже о теплицах. Что тогда делать? Как что? – удивляется Филимоненко. Выполнять завещание Циолковского: выйти из космической колыбели и расселиться по другим планетам. Так что вперёд – на Луну и на Марс!

Благо, ещё в 60-х годах Иван Степанович разработал летающую тарелку для таких путешествий. Ведь, кроме всего прочего, энергия “холодного ядерного синтеза” может создавать и антигравитацию.
Но сначала надо очистить от радиации нашу планету, а потом уже браться за другие. Только тогда земляне смогут выжить и подготовиться к космической эмиграции. Об одном я жалею,- говорит Иван Степанович. Мои установки “холодного ядерного синтеза” могли быть широко внедрены ещё лет тридцать назад, в том числе – в вакуумных теплицах. Если бы это произошло, мы уже сейчас жили бы в райских садах, не знали бы болезней и смерти. Увы, всё это было перечёркнуто бредовыми планами горстки высших госчиновников, решивших спастись в случае ядерной катастрофы в одиночку, бросив на погибель остальное население планеты. В результате на Земле умерли от радиации (так называемой “естественной смертью”) миллионы людей. А над оставшимися в живых нависла угроза рукотворного Апокалипсиса, который, как уже ясно, не пощадит никого, в том числе и сильных мира сего. Только общими усилиями шести миллиардов людей мы сможем решить грандиозную задачу – очистить планету от всех загрязнений и превратить её в Рай.


Источник:
blog.vitalyevsky.ru/archives/946