Просматривая материалы, не забывайте, что Вы находитесь на сайте благотворительного фонда, который помогает в лечении онтологически больным детям. Жизнь ребёнка напрямую зависит от небольшого пожертвования. Обращаемся к сострадательным и милосердным людям.
Быть может именно ваш небольшой вклад спасёт чью-то жизнь. Любое пожертвование можно осуществить не отходя от компьютора..
Как помочь
Для родителей
Новости

Из рассказа Блюма А.А.

 

Тоннель на крови / Коммерсант №34 (84) 19-26 августа 1991 г.Получил осколок в носовой пазух, пробивший тонкую кость, он получил хоть и лёгкое, но ранение. Блюм А. пишет в своём рассказе, который мне передали даже в трёх экземплярах: «…моими показаниями прокуратура подтверждает свою странную версию…, нелепые выводы постарались облечь в…  логическую форму». Когда же Блюм начал забрасывать заявлениями прокуратуру, что всё было не так, факты и свидетели говорят о другом, ему сказали, что потерпевшим, он не является - рентгеновский снимок  бездоказателен. И, вообще, Блюму  дали понять, что, по всей вероятности, осколок он вживил себе сам. Но Александр Александрович на этом не успокоился, он решил искать правду в газетах, он пишет: «…После путча демократические газеты сперва называли погибших героями, а потом облили их грязью, представив их пьяной толпой. Теперь члены ГКЧП используют газетную ложь для своих оправданий. Я и прочие люди, пытавшиеся рассказать правду об этом деле, обращались в демократические газеты,  но там к нам отнеслись с настороженным презрением, они видели перед собой оскаленных экстремистов, жаждущих крови бедных солдат. Ведь солдаты признаны не виновными, ибо действовали по уставу. Но тогда почему, их невиновность понадобилось обосновывать ложью и подтасовками? ... Солдата защищают лишь тогда, когда он по приказу начальства совершает 283преступление. Чтобы выгородить начальство, и происходят манипуляции,  подобные тем, что мы видим». Блюм пишет: « Для чего всё это, чтобы не упоминать о людях, непосредственно влиявших на ход событий, о капитане Суровикине и о его командире, подполковнике Налётове, который, как видно, из постановления прокуратуры, и отдал Суровикину приказ идти по людям. Предпочли не говорить и о том, что Московская комендатура (бывшая под командованием генерала Калинина) послала батальон Суровикина  патрулировать именно то место, о котором едва ли не с полудня было известно, что оно перегорожено баррикадой. Комендатура, производившая разведку окрестностей «Дома Советов», не могла об этом не знать». Всё они знали.  А также знали, что это единственное слабое место в обороне «Дома Советов».                                            

        

 

 

 

 

 

Мои комментарии  Г.Веретильный kfond.org